«Вторжение в жизнь». Часть 3

Главная » Истории » «Вторжение в жизнь» » «Вторжение в жизнь». Часть 3

К Эдгару Кейси обратился богатый издатель из Дейтона, штат Огайо, Артур Ламмерс с просьбой провести
специально для него необычный сеанс, или, как их называли, — «чтение». Он и члены его семьи были вполне здоровы, но его мятущийся дух, его неспокойная фантазия требовали ответа на другие вопросы, связанные с проблемами философии, метафизики, постижением тайн астрологии и психики. Все то, о чем спрашивал Ламмерс, совершенно не интересовало Кейси. Он был равнодушен к механизмам работы подсознания, к каббалистике, к тайным религиям Египта, Греции, Персии, к йоге...
«Вы должны узнать обо всем этом, — сказал Ламмерс.—Если и существует какой-нибудь способ разобраться в подобных явлениях, то только с вашей помощью. В мире полно информации о начале и конце света, о смысле бытия. Существуют сотни философских и тысячи теологических систем. Какие из них верны, а какие ошибочны? Какая система ближе к истине? Какова истинная природа души и в чем смысл жизни на Земле? Куда мы отправляемся после смерти? Для чего? Откуда мы пришли? Что мы делали, прежде чем появиться на Земле? Разве вы никогда не задавали себе эти вопросы?»

Состояние ясновидящего, осознавшего, что у него просят узнать, было почти шоковое. Такого грандиозного задания, касающегося всего человечества, перед ним никто никогда не ставил. Ему приходилось «разыскивать» во сне своих пациентов по адресам в Англии и Голландии. Ему удавалось находить ответы на чисто психологические вопросы, касающиеся восстановления отношений в разваливающихся семьях. Он мог благотворно влиять на разные аспекты деловых отношений. Один из его партнеров-врачей даже пытался использовать гипнотическое состояние Эдгара для получения чисто коммерческой информации, узнав о чем, Кейси разорвал налаженные деловые связи. Однако философия и история человечества как основа развития рода никогда не вставала
перед ним в таком заманчивом «чтении», как предлагалось Ламмерсом: «...Если ваши „чтения" точны, то это означает, что можно войти в контакт с вашим подсознанием, а если оккультные и мистические теории верны, утверждая, что подсознание способно объяснить нам и нашу собственную природу и природу окружающего мира — настолько, насколько мы захотим это знать или насколько в состоянии достичь...»

Эдгар согласился, понимая что только такими «чтениями» он сможет ответить на мучивший его главный вопрос — происхождения дара!
Уехав вслед за Ламмерсом в Дейтон, Эдгар поселился в отеле «Филлипс» и вместе с секретарем издателя и стенографисткой приступил к удивительным опытам. На первое место испытатели поставили проблемы астрологии и реинкарнации, которые могли быть серьезными факторами воздействия на каждого человека в отдельности и на общество в целом. Когда все участвующие в эксперименте взяли в руки протоколы «чтения», они были поражены записанным:
«Солнечная система представляет собой цепь испытаний для души. Она имеет восемь измерений, соответствующих планетам; они представляют фокусные точки для этих измерений или сред, в которых измерения могут выражать или материализовать себя — хотя каждое измерение материализует себя по-разному. Данное измерение—третье, оно представляет собой некую лабораторию для всей системы, потому что именно здесь все определяет свобода выбора. На других планетах или в других измерениях контроль за душой сохраняется, чтобы удостовериться, что она усваивает необходимые уроки. Если душа получила должное развитие, то она сама себя контролирует, потому что, как только сознание покидает тело, данное ему в этом измерении, и поглощается подсознанием, завеса, разделяющая их, приподнимается. Видите ли, подсознание — это не что иное, как запись всех жизней, прожитых душой в этой системе и в других системах среди звезд. По всей видимости, она находится у ангела-хранителя. Это история о том, во что мы превращаем наши души: в частицу Всевышнего, что дается нам в награду за индивидуальность, либо в существование, отдельное от Бога. Наша задача в том, чтобы совершенствоваться как личности, тогда мы обратимся к Богу. Тогда наша душа и наша индивидуальность воссоединяется с Ним.

Эдгар покачал головой.
— И все это сказал я? — тихонько спросил он. Ламмерс кивнул...
— Как видите, — сказал Ламмерс, — влияние, которое оказывают на нас планеты или измерения, где мы обитали, — благоприятное или неблагоприятное, слабое или сильное — зависит от наших поступков. Например, наша жизнь на Земле зависит от того, как мы решали наши земные проблемы в предыдущей жизни, — это проблемы родственных отношений, материальной собственности, секса, хлеба насущного. Подчас на земные дела звезды не оказывают совершенно никакого влияния. Звезды определяют тип души, а не жизненный путь. Двенадцать знаков зодиака —это двенадцать образцов, из которых душа, попадая на Землю выбирает один. Они напоминают расы — типы темперамента, личности и прочее.
— Я подозревал нечто подобное, — продолжал Ламмерс,—но вы подтвердили это. Дело в том, что я уже давно занимаюсь метафизикой, поэтому мне было нетрудно, получив ответы на некоторые вопросы, проверить вероятность сведений, которыми я располагаю. Самое главное —это то, что вы подтвердили основную систему, на которой строятся мистические религии, независимо от того, пришли ли они с Тибета или от египетских пирамид. Значит, эта система верна...»

За этим сеансом последовали другие, где подсознание Кейси последовательно и четко отвечало на такие неожиданные для самого владельца вопросы. Весь нескончаемый поток знаний обрушился на Эдгара, меняя его восприятие мира, расшатывая давно известные истины, заставляя пересматривать устоявшиеся взгляды. Это было страшно, удивительно и радостно. Это значило, что он, помогая другим людям «исправить» болезни в теле, помогал душам в совершенствовании на земном пути. Его собственная миссия становилась не просто важной, но «богоугодной», определенной общей кармической задачей. Полученные знания позволяли его подсознанию вторгаться не только в причины болезней, но и в ситуации, которые в прошлых человеческих жизнях заставляли ту или другую душу обретать черты, порождающие основы болезней...

Ламмерс разъяснял Кейси все непонятные ему положения записей. Они прикоснулись к истории средневекового общества розенкрейцерства, к традициям и знаниям эллинских философских школ, посвящавших своих воспитанников в знания в ходе мистерий Бахуса, Митры, Гермеса. И каждый раз, осознавая открытое его подсознанием, Кейси задавал Ламмерсу один и тот же вопрос: «Не противоречит ли это нравственным нормам религии и общества? Что это — христианство или язычество?» Ему, с его ограниченным мировоззрением и устоявшимися отношениями с одной из самых догматических религий, было трудно воспринять почерпнутые из подсознания знания как нечто органичное с процессами цивилизаций на земном шаре. Мудрость древних пугала Кейси, а отжившие критерии далекого прошлого представлялись несуществовавшими. Ему многократно приходилось повторять, что мудрость передавалась из поколения в поколение посвященным людям, а для восприятия широкими массами ее делали более приемлемой, понятной в виде лекций, нравоучений, молитв... Так было в иудаизме, в начальном христианстве. После того как религии укреплялись и из сект мудрецов, Посвященных превращались во всенародный культ, тех, кто стоял у истоков и владел всеми знаниями, забывали, отторгали, наконец, опровергали те, кто произносил молитвы как неизменные правила. Иерархи церквей попросту утаивали метафизические основы религий от широких масс.

После того как общие положения морали и религии уложились в сознании Эдгара, Ламмерс предложил перейти к другим темам тайноведения, которые должны быть скрыты в подсознании каждого из людей. Уяснив свою духовную и физическую цельность, Кейси не просто согласился, но пошел на это даже с нетерпением, потому что видел открывающиеся перед ним возможности познать смысл своего дара, так же как и смысл существования...

«Сознание — это запись нашей жизни. Подобно тому как эмоции суть переживаний данного момента, так же и сознание суть записи данной отдельной жизни. Сознание расположено в гипофизарной железе. По крайней мере, это его фокусная точка, хотя эта железа выполняет и чисто физические функции. Мысли движутся от сознания к воображению, которое расположено в шишковидной железе. Там мысли соотносятся с тем, что было прежде и что имеет хотя бы отдаленное отношение к ним; затем, как следует взвешенные и отобранные, они передаются в подсознание, или душевный разум, который находится вместе с душой... Там мысли хранятся, подобно записи; если они конструктивны, то они придают силы духу и стирают грань между душой и истинным смыслом жизни...»

Ламмерс уговорил Кейси вместе с семьей перебраться в Дейтон и посвятить оставшуюся жизнь изучению вопросов метафизики. Это было время тяжелого выбора
для простака и почти что религиозного фанатика Эдгара. Он хотел сделать этот выбор не прибегая к «чтениям», которые всегда выступали перед ним как некое искушение — «искушение лечить», «искушение зарабатывать», «искушение познавать...» Расширившийся до размеров Вселенной мир попросту не умещался в сложившемся и устоявшемся мире бывшего фермера. Он начинал понимать, что его внутреннее «я» во время сложнейшего процесса познания других и самого себя соединяется с чем-то безграничным. Сознание Эдгара восставало против такого активного познания мира. Ему казалось, что он со своим ограниченным мировосприятием не сможет оценить, понять, воспринять то, что открывает подсознание. Ему казалось, что все записываемое во время его «снов» имеет отношение к кому-то другому. Ему было легко и привычно заниматься лечением людей, освобождая их тела от болезненных зависимостей — простого и понятного зла повседневности. И хотя, согласившись на переезд с семьей, он продолжал лелеять свой дар как инструмент врачевания, но и от открывшегося ему мира отказаться уже не мог, тщательно подбирая ему обоснования в знакомой Библии и священных текстах. В них, конечно, не было намеков на астрологию или переселение душ, зато часто приводились слова Иисуса о лжепророках...

И жизнь снова встряхнула Эдгара. Ламмерс разорился, и «чтения жизни» пришлось приостановить. Но новые знания требовали к себе внимания, тревожили его душу и обещали много нового. Кейси стал совершенно другим человеком, точнее, человеком из другого мира. Оставалась мечта молодости — создание медицинского центра, где можно диагностировать болезни и применять любые методы лечения, но к этой мечте добавилось желание сохранить записи всех «чтений», всех проникновений в подсознание. Еще энергичнее начались поиски богатых партнеров, заинтересованных предпринимателей, которые могли бы помочь в реализации заманчивой идеи.
Снова и снова обращался ясновидящий к Священному Писанию, чтобы найти там подтверждение тому, что происходило с ним. Наконец, его взыскательный ум нашел отголоски этого феномена в Исходе, где Моисей вынужден выступить защитником израильтян перед Богом за совершенный ими грех — поклонение золотому тельцу. Именно там записаны слова: «...прости им грех их, а если нет, то изгладь и меня из КНИГИ ТВОЕЙ, в которую Ты вписал». Дальше Ветхий Завет отмечает, что в ЭТОЙ КНИГЕ записано о каждом из людей. А Новый Завет отмечает, что в КНИГЕ содержатся имена тех, чьи грехи искупил Иисус Христос, остальные же не смогут войти в Царствие Небесное. Так Эдгар Кейси убедился в существовании удивительного явления, о котором без опасения и отвращения говорят основоположники религий, и уже позднее описывал «чтения» как явление, позволявшее ему не просто помогать людям, но и подсказывать им пути совершенствования. «Пространство и время, — говорил он,— несет на себе запись о мыслях, поступках и деятельности каждого существа — как в отношении окружения, так и в отношении наследственного влияния. Согласно поступкам человек и судим будет...»

В одном из прочтений, посвященных собственному процессу общения с вселенским источником знаний, Кейси утверждал:


«Я вижу себя в виде крошечной точки, находящейся вне моего физического тела, лежащего инертно передо мной. Я чувствую подавленность из-за окружающей меня темноты и испытываю невероятное одиночество. Внезапно я осознаю присутствие луча белого света. Как крошечная точка, я начинаю двигаться вверх, следуя за
светом. Понимаю, что должен следовать ему — в противном случае я потеряюсь.
Продвигаясь по этой дороге света, я постепенно осознаю различные уровни, на которых осуществляется продвижение. На первом уровне находятся ужасающие фигуры, гротескные формы, наподобие тех, которые являются в кошмарах. Затем начинается появление искаженных человеческих форм с непропорциональными частями тела. Затем снова перемена, и я различаю какие-то фигуры в серых капюшонах, спускающиеся вниз. Постепенно фигуры становятся более светлыми. Направление их движения изменяется — фигуры начинают перемещаться вверх, и цвет их одежд становится более светлым. Затем на другой стороне начинают появляться очертания домов, стен, деревьев и тому подобное, но это все совершенно недвижимо.

По мере моего продвижения появляется больше света и движения — передо мной словно предстают обычные города. Движение становится более активным, я осознаю звуки — вначале это неразборчивое громыхание, затем музыка, смех, пение птиц. Света появляется все больше, цвета становятся красивыми, и раздаются звуки прекрасной музыки. Дома остаются позади; передо мной — лишь сливающийся цвет и звук. Совершенно неожиданно я попадаю в Зал Хроник. В этом зале нет ни стен, ни потолка, но я совершенно отчетливо осознаю то, что передо мной стоит старик, протягивающий мне большую книгу-ЗАПИСЬ О ЧЕЛОВЕКЕ, ДЛЯ КОТОРОГО Я ИЩУ ИНФОРМАЦИЮ».
Уточняя метод поиска сведений, Кейси утверждал, что в «Хрониках Акаши» являются записи о человеке, о душе человека, находящейся в его теле, и о понимании души как явления более значительного и продолжительного во времени. Именно эти записи «о человеке» он называл «Книгой Жизни», в то время как в «Хрониках»

находилось еще и множество других знаний — о событи -ях, об истории, о народах, о явлениях... И все это воздействует как на отдельные личности, так и на общество в целом.
И все же, получив ключ к пониманию состояний души, ищущей свой путь при каждом рождении, человек по имени Эдгар Кейси гораздо уютнее, органичнее чувствовал себя, когда занимался «чтениями» для людей, испытывавших проблемы со здоровьем. Если ему приходилось проводить «чтения жизни», он терялся и старался свести такие экскурсы к минимуму. Единственный случай, когда настойчивость в познании человеческих зависимостей от религиозных догм была доведена до некоего заключительного этапа, — это тогда, когда потребовалось объяснить изменение его мировоззрения
сыну и жене.

Сын, Хью Лин, тяжело и с горечью воспринимал «новшества» в отношениях отца и Главной Книги христианства, и Кейси подолгу и тщательно разъяснял ему феномен реинкарнации душ и трансформацию религии, растолковывал, что «чтения жизни» не противоречат ей: «Мы спрашивали, почему христианство отвергает идею о переселении душ. Нам ответили, что на ранних этапах идеология христианства не отвергала эту идею. В то время существовала секта гностиков. „Чтения" утверждают, что благодаря их усилиям сохранялась связь между старыми религиями и вновь появившейся...

В Англии есть движение, оно называется «Британский Израиль" и основывается на предсказаниях, найденных в пирамидах. В любом случае... Христос не собирался основывать новую религию, он хотел реформировать еврейскую религию, старейшую из религий поклонявшихся Богу. Подобно всем древним религиям — они называются мистическими — еврейская вера имела тайную доктрину. Она называлась „каббала". Ученики, постигшие ее, назывались „Посвященными", они становились высшими священниками. Они знали эзотерический смысл религий, а людям преподносили упрощенный вариант: это была та же философия, тот же моральный кодекс, но более доступный для понимания...
Когда они распространяли новую веру среди простых людей, то решили опустить учение о переселении душ...»

Даже такое радикальное «введение» в народные верования «чтения» объясняли ясновидящему. Если бы религию не сделали доступной и понятной, она не смогла бы получить такого широкого распространения, а главное — сохранение сведений о переселении душ практически делало уязвимым положение христианства «о добродетели». Священники не просто преследовали гностиков, но и ужесточили сами взаимоотношения человека с обрядовым христианством, требовавшим веры, а не знаний. Долгие рассуждения возвращали отца и сына к страницам Библии, и кроха за крохой на страницах почитаемой ими книги они отыскивали свидетельства того, о чем говорили «чтения жизни».
В третьей главе Евангелия от Иоанна ученик Христа говорит Никодиму, что тот не увидит Царство Небесное, если не будет рожден повторно. И дальше, в девятой главе, повествующей об исцелении Иисусом слепого от рождения, еще более определенно звучит мотив знания учениками феномена реинкарнации: «Ученики Его спросили у Него: Равви! кто согрешил, он или родители его, что родился слепым?» А в Евангелии от Матфея нашли они другой случай подтверждения веры древнего христианского учения в перевоплощения: «И спросили Его ученики Его: как же книжники говорят, что Илии надлежит прийти прежде? Иисус сказал им в ответ: правда, Илия должен прийти прежде и устроить все; но говорю вам, что Илия уже пришел, и не узнали его, а поступили с ним, как хотели; так и Сын Человеческий пострадает от них. Тогда ученики поняли, что Он говорит об Иоанне Крестителе».

Сын ясновидящего стал интересоваться и другими открытиями, сделанными во время «чтений жизни», и, конечно, в первую очередь тем, почему его отец обладает таким удивительным даром и неустроенностью в жизни. И тут Кейси, которого такая неожиданная «награда» волновала с первых моментов ее проявления, вынужден был откровенно признаться, что в прежних своих рождениях его душа, обладавшая широким познанием мира, видимо, совершила ряд проступков, в результате которых потеряла уверенность и стабильность. Дар ясновидения — это своеобразный признак прошлого совершенства и единства с природой и миром, а потребность использовать его на благо людей — не что иное, как процесс искупления прошлых ошибок. Его собственная убежденность действовала на близких обезоруживающе, и они, даже будучи несогласными с магическими свойствами «чтений», от всей души желали Эдгару успехов на избранном пути. А события вокруг феноменального человека продолжали развиваться.

На смену разорившемуся журналисту Ламмерсу появился биржевой маклер из Нью-Йорка Мортон Херри Блументаль, который прежде всего испытал медицинскую силу пророка и излечился от глухоты. Узнав от общих знакомых о философских возможностях метода «чтений», он не просто загорелся стремлением испытать редкую методику, но также рассчитал коммерческие выгоды от подобного сотрудничества. Мортон предложил Кейси построить специальную клинику и именно в том месте — в Вирджинии-Бич, которое в опытах с гипнозом называлось как оптимально удобное. Казалось, что Кейси наконец-то окончательно повезло в осуществлении замыслов. Вырос специальный корпус с лекционными залами, архивом, лабораториями, палатками и кабинетами процедур. Даже элемент присутствия воды, которая должна была содействовать органичному процессу лечения пациентов, работал на реализацию планов Эдгара Кейси. Условием сотрудничества бизнесмена и ясновидца было лишь постоянное занятие философией, метафизикой и мистической историей человечества. Первоначально таким занятиям отводился один день в неделю, в то время как все остальные посвящались лечебным «чтениям». Потом этим стали заниматься время от времени, и интерес основателя клиники переключился на побочные проекты, вроде собственного университетского центра. Если учесть, что 30-е годы XX столетия были связаны с резким экономическим упадком в США, такая потеря интереса равнялась закрытию центра в Вирджинии-Бич, сделавшего Кейси известным по всей Америке.

Оставшийся период жизни великого ясновидящего был труден и не отмечен какими-то серьезными достижениями и открытиями. Почти одинокий, лишенный своего фанатического занятия, которое было продиктовано ему глубокой верой в Бога, он продолжал свои «чтения» и для тех, кто обращался к нему по почте, и для своих знакомых и близких. Он продолжал, удивляясь, рассказывать своим близким о неожиданных «фокусах», которые преподносили ему «Хроники Акаши», иногда отказывающиеся подпускать его к информации о некоторых людях или о явлениях общего, гуманитарного характера.

Дар был для него и возможностью творить добро для людей и одновременно тяжелой ношей, испытующей его душу в глубинах познания мира. Именно так воспринимали этого удивительного человека исследователи паранормальных явлений. Гений с божественным даром, простой человек, награжденный непонятной способностью, но не философ, не мыслитель, не хранитель древних знаний. И хотя горечь и обида прорастают в душе, когда знакомишься с историей гениального ясновидца, все же согревает мысль от одного того, что он раскрыл людям факт существования в материальном мире «Хроник Акаши», собирающих все открытия, все события, все этапы развития человечества, карабкающегося в гору, к совершенству.

Полезные ссылки: Выгодно купить подшипники в Самаре тут.

Читайте также:

Категории