Вольф Мессинг

Вольф Мессинг — один из самых известных экстрасенсов в мире. Он был легендой своего времени, человеком, окутанным тайной. Его способности поистине удивительны: он мог читать чужие мысли, внушать другому человеку свои, мог рассказать о событиях, происходящих в данный момент на значительном расстоянии, мог предвидеть будущее. Феноменальная память позволяла ему производить в уме сложные вычисления и за секунды прочитывать целые страницы. А известность Мессингу принесли демонстрации каталептического транса (состояния, во время которого человек надолго застывал в принятой им позе). Конечно же это поражало обычных людей. Одни считали Мессинга сверхчеловеком, другие, не в силах поверить в безграничность человеческих возможностей, называли его фокусником.

Родился Вольф Мессинг 10 сентября 1899 года в крохотном еврейском местечке Гора-Калевария около Варшавы. Кроме него в семье было еще три сына. Детей воспитывали в духе фанатичной веры в бога. Все предписания религии в семье исполнялись неукоснительно. Родители внушали детям, что бог суров, требователен и не спускает малейшей провинности.

В шесть лет Вольфа Мессинга отдали в хедер, школу, организованную раввином при синагоге. В учении он преуспел, так как обладал отличной памятью. После хедера родители заставили его пойти учиться в иешибот — специальное учебное заведение, готовившее духовных служителей. Но вскоре Мессинг оттуда сбежал и отправился на поезде в Берлин, где устроился посыльным в дом приезжих. Носил вещи, пакеты, мыл посуду, чистил обувь. Позже Мессинг вспоминал: «Это были, пожалуй, самые трудные дни в моей нелегкой жизни. Конечно, голодать я умел и раньше, но хлеб, зарабатываемый своим трудом, особенно сладок. Правда, уж очень мало было этого хлеба!»

Однажды Вольф упал в голодном обмороке прямо на улице. Его отвезли в больницу. Поскольку пульс и дыхание не прослушивались, а тело было холодным, его перенесли в морг... Там какой-то студент заметил, что сердце все-таки бьется... Сознание вернулось только на третьи сутки благодаря профессору Абелю, который объяснил Мессингу, что он находился в состоянии летаргии. Профессор был удивлен способностью мальчика управлять своим организмом. Об этом периоде жизни Мессинг писал: «Вместе со своим другом и коллегой профессором-психиатром Шмиттом Абель проводил со мной опыты внушения. Жена Шмитта отдавала мне мысленные приказания, я выполнял их. Эта дама была моим первым индуктором... Мне кажется, с этих людей, с улыбки Абеля начала мне улыбаться жизнь».

Профессиональная карьера Мессинга началась с берлинского паноптикума. В этом зрелищном заведении демонстрировались живые экспонаты: сросшиеся боками девушки-сестры; толстая женщина, обнаженная до пояса, с огромной пышной бородой; безрукий в трусиках, который ловко тасовал ногами игральные карты, рисовал, зажигал спички и т. д. В одном из павильонов три дня в неделю лежал на грани жизни и смерти «чудо-мальчик» Вольф Мессинг. По внешнему виду его нельзя
было отличить от покойника. «В паноптикуме я проработал более полугода. Значит, около трех месяцев жизни я пролежал в прозрачном холодном гробу. Платили мне целых пять марок в сутки! Для меня, привыкшего к постоянной голодовке, это казалось баснословно большой суммой».

После двух лет тренировок под руководством профессора Абеля Мессинг стал выступать в варьете в роли факира. Он заставлял себя не чувствовать боль, когда ему кололи иглами грудь или прокалывали иглой шею... Был и еще один номер, в котором выступал Мессинг. На сцене появлялся артист, одетый под миллионера; разбойники «убивали» его, а «драгоценности» раздавали зрителям. Те должны были спрятать их у себя. Затем выходил молодой сыщик Вольф Мессинг. Он шел от столика к столику и просил господ или дам вернуть вещь, спрятанную там-то и там-то... Позже этот номер был изменен. У зрителей собирали разные вещи, потом сваливали в одну груду, а Мессинг должен был разобрать их и раздать владельцам. С этой задачей он справлялся легко.

В 1915 году Мессинг поехал в свое первое турне в Вену с программой психологических опытов. Его выступления привлекли всеобщее внимание. Там же, в Вене, Мессинг познакомился с Альбертом Эйнштейном и Зигмундом Фрейдом.

В 1917 году состоялось большое турне по Бразилии, Аргентине, Японии. В 1921 году Мессинг вернулся в Варшаву.

В двадцать три года его призвали в польскую армию. Однажды командир сказал ему, что сам Юзеф Пилсудский желает лично убедиться в его уникальных способностях. Во время приема был проведен опыт. За портьерой спрятали портсигар. Все присутствующие наблюдали за тем, как Мессинг, прочитав их мысли, нашел его.

После армии последовали турне по различным странам Европы. Программа выступлений обновлялась и расширялась. Однажды в Риге в рекламных целях был поставлен опыт на глазах у тысяч зрителей. «В Риге,— вспоминал впоследствии Мессинг,— я ездил по улицам на автомобиле, сидя на месте водителя. Глаза у меня были накрепко завязаны черным полотенцем, руки лежали на руле, ноги стояли на педалях. Диктовал мне мысленно, по существу управляя автомобилем с помощью моих рук и ног, настоящий водитель, сидевший рядом... Второго управления автомобиль не имел. Ни до этого, ни после этого за баранку автомобиля я даже не держался».

В двадцатые годы Мессинг побывал в Южной Америке, Австралии, Азии. Особенно запомнилась ему встреча с выдающимся политическим деятелем Индии Мохандасом Карам-чандом Ганди. Мессинга потрясла гениальность и удивительная простота этого человека. Во время опыта, который Мессинг демонстрировал, Ганди был его индуктором. Мессинг вспоминал: «Он продиктовал мне следующее задание: взять со стола и подать третьему человеку флейту. Этот третий взял ее, поднес к губам, и тонкие музыкальные звуки задрожали в воздухе...»

Очень часто к Мессингу обращались люди с просьбами о помощи в их личных делах: урегулировать семейные отношения, отыскать вора, укравшего драгоценности, и т. п. Мессинг помогал, но всегда руководствовался одним принципом: независимо от того, богатый человек или бедный, занимает высокое положение или низкое, стоять только на стороне правды, делать только добро. Очень интересен случай, произошедший с Мессингом в Париже. Он был связан с нашумевшим в 20-х годах делом банкира Денадье, весьма богатого и скупого человека. В преклонном возрасте Денадье женился на молодой девушке, прельстившейся его богатством. Это был второй брак банкира, первая жена за много лет до того умерла. Дочь Денадье постоянно выражала недовольство своей жизнью, поскольку средств, которые ей отпускал отец, явно не хватало.

На вилле, где жила семья, стали происходить странные вещи. Началось с того, что однажды вечером оставшийся в одиночестве Денадье вдруг увидел, что висящий в его комнате портрет первой жены качнулся сначала в одну, затем в другую сторону. Естественно, это привело суеверного пожилого человека в ужас. Он не смог подняться с кресла. Закрыв глаза, банкир закричал. Неизвестно, сколько времени пришлось звать на помощь, но, как показалось старику,— очень долго. Наконец в комнату прибежали вернувшиеся из театра жена и дочь...

С тех пор портрет стал качаться каждую ночь. Это нередко сопровождалось стуком в стену в том месте, где висел портрет. Казалось, что звуки рождаются внутри стены.
Денадье обратился в полицию. Ночью, втайне от всех, у него в комнате остался детектив. В урочное время портрет начал качаться и раздался стук. Не смутившийся детектив двинулся к портрету, но в самый неподходящий момент споткнулся, упал и вывихнул ногу. После происшествия убежденность, что в этом деле замешана нечистая сила, стала всеобщей. Полиция отступилась.

«Тогда-то,— писал Мессинг, — я и заинтересовался этим случаем, узнав о нем из газет. Надо ли повторять, что я с детских лет не верил ни в какие сверхъестественные силы. Префект парижской полиции порекомендовал меня Денадье. Я остался в его комнате в первый же вечер; несчастный был близок к сумасшествию, но не соглашался снять портрет своей первой жены. Несмотря на повторную женитьбу, он свято хранил память о ней. Тянуть было нельзя. Бедный Денадье мог сойти с ума или умереть от страха каждую минуту. Он сообщил мне, что в доме никого нет: жена и дочь уехали в театр. Все способствовало тому, чтобы таинственное явление произошло.
Мы выключили свет. Я сразу же почувствовал, что вилла отнюдь не пуста. Очень скоро я понял, что в соседней комнате — комнате дочери — кто-то есть. И почти тотчас же раздался стук в стену. Одновременно я увидел в слабом свете лунных лучей, падавших в окно, что портрет качается. Честно сказать: это было довольно зловещее зрелище. Обмякший Денадье, неспособный даже шевелиться, бессильно лежал в кресле...

Очень осторожно, пробираясь на цыпочках вдоль стенки, чтобы не оказаться в положении вывихнувшего ногу детектива, я пробрался к двери и вышел в коридор. Затем я подошел к соседней двери в комнату дочери и постучал в нее. Стук в стенку комнаты Денадье сразу прекратился. Очень настойчиво я постучал снова и, сильно нажав плечом, открыл дверь. Сорванная задвижка, звякнув, упала на пол. В комнате на кровати лежала молодая женщина. Она делала вид, будто только что проснулась.

— Вы же в театре, мадемуазель,— сказал я.— Как вы очутились здесь?

Я следил за лихорадочной путаницей ее мыслей, читая их. Через несколько мгновений мне стал ясен весь тайный механизм преступления».
Мессинг выяснил, что дочь и мачеха, найдя общий язык, решили довести старого, больного человека до сумасшествия. Для этого был сконструирован механизм, приводивший в движение висевший в комнате Денадье портрет. Обеих преступниц арестовали.

Когда в Германии к власти пришел Гитлер, Мессинг предсказал ему трагический конец. В 1934 году Гитлер объявил премию тому, кто укажет местонахождение Мессинга. А тот жил у отца, когда местечко было оккупировано фашистами. Мессингу удалось бежать в Варшаву. Но все же его схватили и, избив, посадили в карцер полицейского участка.
«Сидя в карцере, я понял: если не уйду сейчас — погибну... Я напряг все свои силы и заставил собраться у себя в камере тех полицейских, которые в это время были в помещении участка. Всех, включая начальника и часового у выхода. Когда они, повинуясь моей воле, собрались в камере, я, лежавший совершенно неподвижно, как мертвый, быстро встал и вышел в коридор. Мгновенно, пока полицейские не опомнились, я задвинул засов окованной железом двери. Клетка была надежной, птичкам не вылететь из нее без посторонней помощи. Но ведь помощь могла подоспеть... Даже просто случайный человек, зашедший в участок... Мне надо было спешить...»

Мессинг бежал на Восток, в СССР, где обрел новую родину. После периода адаптации, проверок властями он вновь начал заниматься своим делом. Слава о Мессинге шла впереди него.

Однажды с ним захотел встретиться Сталин. Разговор шел о положении в Польше, о беседах Мессинга с Пилсудским и другими руководителями Польши.
По поручению Сталина были всесторонне проверены способности Мессинга. Например, требовалось получить 100 ООО рублей в Госбанке по чистой бумажке. Мессинг без особого труда справился с этим.

За долгие годы выступлений с «психологическими опытами» Мессингу пришлось выполнять самые разные задания публики:
отвести на сцену зрителей: первого — из ряда 14, место 16, и второго — из ряда 15, место 2;
назвать имя любимой девушки;
взять ключ в кармане и отдать его соседке;
отыскать юношу —ряд 2, место 1, взять у него из внутреннего кармана конверт с буквами; из букв сложить предложение: «Если Ты потерял веру, ты потерял все»;
отыскать девушку — ряд 5, место 2, взять у нее журнал, в котором найти изображение шахматной доски; у юноши в левом кармане взять красный карандаш и на шахматной доске провести линию так, чтобы она прошла только по белым клеткам, начиналась в верхнем левом углу, а кончалась в правом нижнем, не пропуская ни одной клетки...
Такие и сотни подобных заданий Мессинг всегда выполнял полно и точно.

О Мессинге очень много писалось в прессе. Одни авторы пытались дать научное обоснование феномена, но тщетно, другие хотели уличить Мессинга в обмане, шарлатанстве, что тоже не имело успеха. Профессор Г. И. Косицкий в 1963 году в журнале «Здоровье» высказал мнение, что у Мессинга нет никакого сверхъестественного дара, а его опыты — результат огромного напряженного труда, отполировавшего до блеска то, что в той или иной степени вкладывает природа в каждого из нас. И вовсе Мессинг не телепат: все объясняется обостренностью его чувств. Человек, подумав об определенном движении, невольно, сам не замечая этого, воспроизводит его, что и угадывает Мессинг. Но Косицкий не объяснял, каким образом Мессингу удается складывать цифры удостоверения, лежащего в кармане зрителя, или высчитывать разницу между самой большой цифрой этого документа и самой маленькой. Ведь в подобных случаях невозможно определить цифру, просто наблюдая за человеком.

Некоторые были убеждены, что у Мессинга под кожей за ухом вшит некий передатчик, якобы способный принимать сигналы, идущие от мозга других людей. Эта версия возникла, по-видимому, из-за того, что у Мессинга за ухом имелась опухоль в виде небольшого шара. Долгое время врачи настаивали на операции, но он знал, что опухоль не злокачественная, поэтому все откладывал из-за нехватки времени. В конце концов Мессинг все же был вынужден согласиться на операцию, которая прошла успешно. Потом он вновь вернулся к своим «психологическим опытам» и по-прежнему справлялся с ними блестяще.

 <p><br>
      Вольф Мессинг — один из самых известных экстрасенсов в мире. Он был легендой своего времени, человеком, окутанным тайной. Его способности поистине удивительны: он мог читать чужие мысли, внушать другому человеку свои, мог рассказать о событиях, происходящих в данный момент на значительном расстоянии, мог предвидеть будущее. Феноменальная память позволяла ему производить в уме сложные вычисления и за секунды прочитывать целые страницы. А известность Мессингу принесли демонстрации каталептического транса (состояния, во время которого человек надолго застывал в принятой им позе). Конечно же это поражало обычных людей. Одни считали Мессинга сверхчеловеком, другие, не в силах поверить в безграничность человеческих возможностей, называли его фокусником.</p>
    <p>      Родился Вольф Мессинг 10 сентября 1899 года в крохотном еврейском местечке Гора-Калевария около Варшавы. Кроме него в семье было еще три сына. Детей воспитывали в духе фанатичной веры в бога. Все предписания религии в семье исполнялись неукоснительно. Родители внушали детям, что бог суров, требователен и не спускает малейшей провинности.</p>
    <p>      В шесть лет Вольфа Мессинга отдали в хедер, школу, организованную раввином при синагоге. В учении он преуспел, так как обладал отличной памятью. После хедера родители заставили его пойти учиться в иешибот — специальное учебное заведение, готовившее духовных служителей. Но вскоре Мессинг оттуда сбежал и отправился на поезде в Берлин, где устроился посыльным в дом приезжих. Носил вещи, пакеты, мыл посуду, чистил обувь. Позже Мессинг вспоминал: «Это были, пожалуй, самые трудные дни в моей нелегкой жизни. Конечно, голодать я умел и раньше, но хлеб, зарабатываемый своим трудом, особенно сладок. Правда, уж очень мало было этого хлеба!»</p>
    <p>      Однажды Вольф упал в голодном обмороке прямо на улице. Его отвезли в больницу. Поскольку пульс и дыхание не прослушивались, а тело было холодным, его перенесли в морг... Там какой-то студент заметил, что сердце все-таки бьется... Сознание вернулось только на третьи сутки благодаря профессору Абелю, который объяснил Мессингу, что он находился в состоянии летаргии. Профессор был удивлен способностью мальчика управлять своим организмом. Об этом периоде жизни Мессинг писал: «Вместе со своим другом и коллегой профессором-психиатром Шмиттом Абель проводил со мной опыты внушения. Жена Шмитта отдавала мне мысленные приказания, я выполнял их. Эта дама была моим первым индуктором... Мне кажется, с этих людей, с улыбки Абеля начала мне улыбаться жизнь».</p>
    <p>      Профессиональная карьера Мессинга началась с берлинского паноптикума. В этом зрелищном заведении демонстрировались живые экспонаты: сросшиеся боками девушки-сестры; толстая женщина, обнаженная до пояса, с огромной пышной бородой; безрукий в трусиках, который ловко тасовал ногами игральные карты, рисовал, зажигал спички и т. д. В одном из павильонов три дня в неделю лежал на грани жизни и смерти «чудо-мальчик» Вольф Мессинг. По внешнему виду его нельзя<br>
      было отличить от покойника. «В паноптикуме я проработал более полугода. Значит, около трех месяцев жизни я пролежал в прозрачном холодном гробу. Платили мне целых пять марок в сутки! Для меня, привыкшего к постоянной голодовке, это казалось баснословно большой суммой».</p>
    <p>      После двух лет тренировок под руководством профессора Абеля Мессинг стал выступать в варьете в роли факира. Он заставлял себя не чувствовать боль, когда ему кололи иглами грудь или прокалывали иглой шею... Был и еще один номер, в котором выступал Мессинг. На сцене появлялся артист, одетый под миллионера; разбойники «убивали» его, а «драгоценности» раздавали зрителям. Те должны были спрятать их у себя. Затем выходил молодой сыщик Вольф Мессинг. Он шел от столика к столику и просил господ или дам вернуть вещь, спрятанную там-то и там-то... Позже этот номер был изменен. У зрителей собирали разные вещи, потом сваливали в одну груду, а Мессинг должен был разобрать их и раздать владельцам. С этой задачей он справлялся легко.</p>
    <p>      В 1915 году Мессинг поехал в свое первое турне в Вену с программой психологических опытов. Его выступления привлекли всеобщее внимание. Там же, в Вене, Мессинг познакомился с Альбертом Эйнштейном и Зигмундом Фрейдом.</p>
    <p>      В 1917 году состоялось большое турне по Бразилии, Аргентине, Японии. В 1921 году Мессинг вернулся в Варшаву.</p>
    <p>      В двадцать три года его призвали в польскую армию. Однажды командир сказал ему, что сам Юзеф Пилсудский желает лично убедиться в его уникальных способностях. Во время приема был проведен опыт. За портьерой спрятали портсигар. Все присутствующие наблюдали за тем, как Мессинг, прочитав их мысли, нашел его.</p>
    <p>      После армии последовали турне по различным странам Европы. Программа выступлений обновлялась и расширялась. Однажды в Риге в рекламных целях был поставлен опыт на глазах у тысяч зрителей. «В Риге,— вспоминал впоследствии Мессинг,— я ездил по улицам на автомобиле, сидя на месте водителя. Глаза у меня были накрепко завязаны черным полотенцем, руки лежали на руле, ноги стояли на педалях. Диктовал мне мысленно, по существу управляя автомобилем с помощью моих рук и ног, настоящий водитель, сидевший рядом... Второго управления автомобиль не имел. Ни до этого, ни после этого за баранку автомобиля я даже не держался».</p>
    <p>      В двадцатые годы Мессинг побывал в Южной Америке, Австралии, Азии. Особенно запомнилась ему встреча с выдающимся политическим деятелем Индии Мохандасом Карам-чандом Ганди. Мессинга потрясла гениальность и удивительная простота этого человека. Во время опыта, который Мессинг демонстрировал, Ганди был его индуктором. Мессинг вспоминал: «Он продиктовал мне следующее задание: взять со стола и подать третьему человеку флейту. Этот третий взял ее, поднес к губам, и тонкие музыкальные звуки задрожали в воздухе...»</p>
    <p>      Очень часто к Мессингу обращались люди с просьбами о помощи в их личных делах: урегулировать семейные отношения, отыскать вора, укравшего драгоценности, и т. п. Мессинг помогал, но всегда руководствовался одним принципом: независимо от того, богатый человек или бедный, занимает высокое положение или низкое, стоять только на стороне правды, делать только добро. Очень интересен случай, произошедший с Мессингом в Париже. Он был связан с нашумевшим в 20-х годах делом банкира Денадье, весьма богатого и скупого человека. В преклонном возрасте Денадье женился на молодой девушке, прельстившейся его богатством. Это был второй брак банкира, первая жена за много лет до того умерла. Дочь Денадье постоянно выражала недовольство своей жизнью, поскольку средств, которые ей отпускал отец, явно не хватало.</p>
    <p>      На вилле, где жила семья, стали происходить странные вещи. Началось с того, что однажды вечером оставшийся в одиночестве Денадье вдруг увидел, что висящий в его комнате портрет первой жены качнулся сначала в одну, затем в другую сторону. Естественно, это привело суеверного пожилого человека в ужас. Он не смог подняться с кресла. Закрыв глаза, банкир закричал. Неизвестно, сколько времени пришлось звать на помощь, но, как показалось старику,— очень долго. Наконец в комнату прибежали вернувшиеся из театра жена и дочь...</p>
    <p>      С тех пор портрет стал качаться каждую ночь. Это нередко сопровождалось стуком в стену в том месте, где висел портрет. Казалось, что звуки рождаются внутри стены.<br>
      Денадье обратился в полицию. Ночью, втайне от всех, у него в комнате остался детектив. В урочное время портрет начал качаться и раздался стук. Не смутившийся детектив двинулся к портрету, но в самый неподходящий момент споткнулся, упал и вывихнул ногу. После происшествия убежденность, что в этом деле замешана нечистая сила, стала всеобщей. Полиция отступилась.</p>
    <p>      «Тогда-то,— писал Мессинг, — я и заинтересовался этим случаем, узнав о нем из газет. Надо ли повторять, что я с детских лет не верил ни в какие сверхъестественные силы. Префект парижской полиции порекомендовал меня Денадье. Я остался в его комнате в первый же вечер; несчастный был близок к сумасшествию, но не соглашался снять портрет своей первой жены. Несмотря на повторную женитьбу, он свято хранил память о ней. Тянуть было нельзя. Бедный Денадье мог сойти с ума или умереть от страха каждую минуту. Он сообщил мне, что в доме никого нет: жена и дочь уехали в театр. Все способствовало тому, чтобы таинственное явление произошло.<br>
      Мы выключили свет. Я сразу же почувствовал, что вилла отнюдь не пуста. Очень скоро я понял, что в соседней комнате — комнате дочери — кто-то есть. И почти тотчас же раздался стук в стену. Одновременно я увидел в слабом свете лунных лучей, падавших в окно, что портрет качается. Честно сказать: это было довольно зловещее зрелище. Обмякший Денадье, неспособный даже шевелиться, бессильно лежал в кресле...</p>
    <p>      Очень осторожно, пробираясь на цыпочках вдоль стенки, чтобы не оказаться в положении вывихнувшего ногу детектива, я пробрался к двери и вышел в коридор. Затем я подошел к соседней двери в комнату дочери и постучал в нее. Стук в стенку комнаты Денадье сразу прекратился. Очень настойчиво я постучал снова и, сильно нажав плечом, открыл дверь. Сорванная задвижка, звякнув, упала на пол. В комнате на кровати лежала молодая женщина. Она делала вид, будто только что проснулась.</p>
    <p>      — Вы же в театре, мадемуазель,— сказал я.— Как вы очутились здесь?</p>
    <p>      Я следил за лихорадочной путаницей ее мыслей, читая их. Через несколько мгновений мне стал ясен весь тайный механизм преступления».<br>
      Мессинг выяснил, что дочь и мачеха, найдя общий язык, решили довести старого, больного человека до сумасшествия. Для этого был сконструирован механизм, приводивший в движение висевший в комнате Денадье портрет. Обеих преступниц арестовали.</p>
    <p>      Когда в Германии к власти пришел Гитлер, Мессинг предсказал ему трагический конец. В 1934 году Гитлер объявил премию тому, кто укажет местонахождение Мессинга. А тот жил у отца, когда местечко было оккупировано фашистами. Мессингу удалось бежать в Варшаву. Но все же его схватили и, избив, посадили в карцер полицейского участка.<br>
      «Сидя в карцере, я понял: если не уйду сейчас — погибну... Я напряг все свои силы и заставил собраться у себя в камере тех полицейских, которые в это время были в помещении участка. Всех, включая начальника и часового у выхода. Когда они, повинуясь моей воле, собрались в камере, я, лежавший совершенно неподвижно, как мертвый, быстро встал и вышел в коридор. Мгновенно, пока полицейские не опомнились, я задвинул засов окованной железом двери. Клетка была надежной, птичкам не вылететь из нее без посторонней помощи. Но ведь помощь могла подоспеть... Даже просто случайный человек, зашедший в участок... Мне надо было спешить...»</p>
    <p>      Мессинг бежал на Восток, в СССР, где обрел новую родину. После периода адаптации, проверок властями он вновь начал заниматься своим делом. Слава о Мессинге шла впереди него.</p>
    <p>      Однажды с ним захотел встретиться Сталин. Разговор шел о положении в Польше, о беседах Мессинга с Пилсудским и другими руководителями Польши.<br>
      По поручению Сталина были всесторонне проверены способности Мессинга. Например, требовалось получить 100 ООО рублей в Госбанке по чистой бумажке. Мессинг без особого труда справился с этим.</p>
    <p>      За долгие годы выступлений с «психологическими опытами» Мессингу пришлось выполнять самые разные задания публики:<br>
      отвести на сцену зрителей: первого — из ряда 14, место 16, и второго — из ряда 15, место 2;<br>
      назвать имя любимой девушки;<br>
      взять ключ в кармане и отдать его соседке;<br>
      отыскать юношу —ряд 2, место 1, взять у него из внутреннего кармана конверт с буквами; из букв сложить предложение: «Если Ты потерял веру, ты потерял все»;<br>
      отыскать девушку — ряд 5, место 2, взять у нее журнал, в котором найти изображение шахматной доски; у юноши в левом кармане взять красный карандаш и на шахматной доске провести линию так, чтобы она прошла только по белым клеткам, начиналась в верхнем левом углу, а кончалась в правом нижнем, не пропуская ни одной клетки...<br>
      Такие и сотни подобных заданий Мессинг всегда выполнял полно и точно.</p>
    <p>      О Мессинге очень много писалось в прессе. Одни авторы пытались дать научное обоснование феномена, но тщетно, другие хотели уличить Мессинга в обмане, шарлатанстве, что тоже не имело успеха. Профессор Г. И. Косицкий в 1963 году в журнале «Здоровье» высказал мнение, что у Мессинга нет никакого сверхъестественного дара, а его опыты — результат огромного напряженного труда, отполировавшего до блеска то, что в той или иной степени вкладывает природа в каждого из нас. И вовсе Мессинг не телепат: все объясняется обостренностью его чувств. Человек, подумав об определенном движении, невольно, сам не замечая этого, воспроизводит его, что и угадывает Мессинг. Но Косицкий не объяснял, каким образом Мессингу удается складывать цифры удостоверения, лежащего в кармане зрителя, или высчитывать разницу между самой большой цифрой этого документа и самой маленькой. Ведь в подобных случаях невозможно определить цифру, просто наблюдая за человеком.</p>
    <p>      Некоторые были убеждены, что у Мессинга под кожей за ухом вшит некий передатчик, якобы способный принимать сигналы, идущие от мозга других людей. Эта версия возникла, по-видимому, из-за того, что у Мессинга за ухом имелась опухоль в виде небольшого шара. Долгое время врачи настаивали на операции, но он знал, что опухоль не злокачественная, поэтому все откладывал из-за нехватки времени. В конце концов Мессинг все же был вынужден согласиться на операцию, которая прошла успешно. Потом он вновь вернулся к своим «психологическим опытам» и по-прежнему справлялся с ними блестяще.</p>

Полезные ссылки: http://yastrub-tour.com.ua/ Поход на Говерлу.

Читайте также:

Категории