Тайна гибели семьи Романовых.

Главная » Истории » Тайны вокруг смерти. » Тайна гибели семьи Романовых.

В 1894 году, сменив своего отца Александра III, на российский престол вступил Николай II. Ему суждено было стать последним императором не только в великой династии Романовых, но и в истории России. В 1917 году по предложению Временного правительства Николай II отрекся от престола. Его сослали в Екатеринбург, где в 1918 году он и был расстрелян вместе с семьей.

Большевики опасались, что со дня на день в Екатеринбург могут вступить войска противника: для сопротивления у Красной Армии явно не хватало сил. В связи с этим было принято решение расстрелять Романовых, не дожидаясь суда над ними. 16 июля люди, назначенные для исполнения приговора, пришли в дом Ипатьева, где под строжайшим надзором пребывала царская семья. Ближе к полуночи всех перевели в намеченную для исполнения приговора комнату, которая находилась на нижнем этаже. Там после объявления постановления Уральского областного совета император Николай II, императрица Александра Федоровна, их дети: Ольга (22 года), Татьяна (20 лет), Мария (18 лет), Анастасия (16 лет), Алексей (14 лет), а также врач Боткин, повар Харитонов, еще один повар (его имя неизвестно), лакей Трупп и комнатная девушка Анна Демидова были расстреляны.

Той же ночью трупы перенесли в одеялах во двор дома и уложили в грузовой автомобиль, который выехал из города на дорогу, ведущую в деревню Коптяки. Верстах в восьми от Екатеринбурга машина свернула влево на лесную дорожку и доехала до заброшенных шахт в районе под названием Ганина яма. Трупы сбросили в одну из шахт, а на следующий день извлекли их и уничтожили...

Обстоятельства расстрела Николая II и его семьи в Екатеринбурге в ночь с 16 на 17 июля 1918 года, а также великого князя Михаила Александровича в Перми 10 июня и группы других членов семьи Романовых в Алапаевске 18 июля того же года были расследованы еще в 1919—1921 годах Н. А. Соколовым. Он принял следственное дело от следственной группы генерала М. К. Дитерихса, вел его вплоть до отступления колчаков-ских войск с Урала и впоследствии опубликовал полную подборку материалов дела в книге «Убийство царской семьи» (Берлин, 1925). Один и тот же фактический материал освещался под разными углами зрения: трактовки за рубежом и в СССР резко отличались. Большевики сделали все возможное, чтобы скрыть информацию, касающуюся казни и точного места захоронения останков. Поначалу они неотступно придерживались лживой версии, что с Александрой Федоровной и ее детьми все в порядке. Даже в конце 1922 года Чичерин заявлял о том, что дочери Николая II находятся в Америке и они в полной безопасности. Монархисты уцепились за эту ложь, что стало одной из причин, по которой до сих пор идут споры о том, удалось ли кому-нибудь из членов царской семьи избежать трагической участи.

Почти двадцать лет занимался расследованием гибели царской семьи доктор геолого-минералогических наук А. Н. Авдо-дин. В 1979 году он вместе с писателем-кинодраматургом Гелием Рябовым, установив место предполагаемого сокрытия останков, откопал их часть на Коптяковской дороге.

В 1998 году в интервью корреспонденту газеты «Аргументы и факты» Гелий Рябов рассказывал: «В 1976 году, когда я был в Свердловске, пришел в дом Ипатьева, походил по саду среди старых деревьев. У меня богатое воображение: увидел, как Они здесь гуляют, услышал, как Они разговаривают,— все это было воображение, морок, но тем не менее это было сильное впечатление. Потом меня познакомили с местным краеведом Александром Авдодиным... Я разыскал сына Юровского — он подарил мне копию записки своего отца (лично стрелявшего в Николая II из револьвера.— Авт.). По ней мы и установили место захоронения, из которого достали три черепа. Один череп остался у Авдодина, а два я увез с собой. В Москве обратился к одному из ответственных работников МВД, вместе с которым когда-то начинал службу, и попросил его провести экспертизу. Он не стал мне помогать, потому что был убежденным коммунистом. В течение года черепа хранились у меня дома... На следующий год мы снова собрались в Поросенковом логу и все вернули на место». В ходе интервью Г. Рябов отметил, что некоторые события, происходившие в те дни, иначе как мистикой не назовешь: «На следующее утро после того, как мы раскопали останки, я опять приехал туда. Подошел к раскопу,— верите или нет,— трава за ночь выросла сантиметров на десять. Ничего не видно, все следы скрыты. Потом я вез эти черепа в служебной «Волге» в Нижний Тагил. Пошел грибной дождь. Вдруг перед машиной из ничего возник человек. Водитель —
круто руль влево, машину юзом понесло под откос. Перевернулись много раз, упали на крышу, вылетели все стекла. У шофера — небольшая царапина, у меня — вообще ничего... Во время еще одного похода в Поросенков лог я видел череду туманных фигур на опушке леса...»

История, связанная с обнаружением останков на Коптяковской дороге, получила общественный резонанс. В 1991 году в России впервые была официально предпринята попытка приоткрыть тайну гибели семьи Романовых. С этой целью создали правительственную комиссию. За время ее работы пресса, наряду с публикацией достоверных данных, многое освещала предвзято, без какого-либо анализа, греша против истины. Вокруг велись споры о том, кому же на самом деле принадлежат эксгумированные костные останки, много десятилетий пролежавшие под настилом старой Коптяковской дороги? Кто эти люди? Что послужило причиной их смерти?

Результаты исследований российских и американских ученых были заслушаны и обсуждены 27—28 июля 1992 года в городе Екатеринбурге на международной научно-практической конференции «Последняя страница истории царской семьи: итоги изучения екатеринбургской трагедии». Организовал и провел эту конференцию координационный совет. Конференция носила закрытый характер: на нее были приглашены только историки, медики и криминалисты, до этого работавшие независимо друг от друга. Таким образом исключалась подстройка результатов одних исследований под другие. Выводы, к которым независимо друг от друга пришли ученые двух стран, оказались практически одинаковыми и с большой долей вероятности указывали на принадлежность обнаруженных останков царской семье и ее окружению. По словам эксперта В. О. Плак-сина, результаты исследований российских и американских ученых совпали по восьми скелетам (из девяти найденных), и только один оказался спорным.
После многочисленных исследований как в России, так и за рубежом, после трудоемкой работы с архивными документами правительственная комиссия заключила: обнаруженные костные останки действительно принадлежат членам семьи Романовых. Тем не менее споры вокруг этой темы не утихают. Некоторые исследователи до сих пор решительно опровергают официальное заключение правительственной комиссии. Они утверждают, что «записка Юровского» — фальшивка, сфабрикованная в недрах НКВД.
По этому поводу один из членов правительственной комиссии, известный историк Эдвард Станиславович Радзин-ский, давая интервью корреспонденту газеты «Комсомольская правда», высказал свое мнение: «Итак, есть некая записка Юровского. Допустим, мы не знаем, о чем она. Мы знаем только то, что она есть и что в ней говорится о каких-то трупах, которые автор объявляет трупами царской семьи. В записке указано место, где трупы находятся... Захоронение, о котором говорится в записке, вскрывается, и там обнаруживается столько трупов, сколько указано в записке,— девять. Что отсюда следует?..» Э. С. Радзинский считает, что это не просто совпадение. К тому же он указал, что анализ ДНК —99, 99999...% вероятности Британские ученые, в течение года изучавшие фрагменты костных останков моле-кулярно-генетическими методами на базе криминалистического центра Министерства Внутренних дел Великобритании в городе Олдермастон, пришли к выводу, что костные останки, найденные под Екатеринбургом, принадлежат именно семье российского императора Николая II.

До сегодняшнего дня в прессе время от времени появляются сообщения о людях, которые считают себя потомками членов царского дома. Так, некоторые исследователи высказали предположение, что в 1918 году смерть миновала одну из дочерей Николая II Анастасию. Тут же стали объявляться ее наследники. Например, к их числу относит себя красно-уфимец Афанасий Фомин. Он утверждает, что в 1932 году, когда его семья жила в Салехарде, к ним приехали двое военных и стали допрашивать всех членов семьи по очереди. Зверски мучили детей. Мать не выдержала и призналась, что она царевна Анастасия. Ее выволокли на улицу, завязали глаза и зарубили шашками. Мальчика сдали в детский дом. Сам Афанасий узнал о своей принадлежности к царской семье от женщины по имени Феня. Она сказала, что служила Анастасии. Помимо всего, Фомин рассказал в местной газете неизвестные факты из жизни царской семьи и представил свои фотографии.

Высказывалось также предположение, что верные царю люди помогли переправиться за границу (в Германию) Александре Федоровне, и она прожила там еще не один год.
Согласно другой версии, в живых остался цесаревич Алексей. «Потомков» у него насчитывается целых восемь десятков. Но только один из них попросил идентификационной экспертизы и судебного разбирательства. Этот человек — Олег Васильевич Филатов. Он родился в Тюменской области в 1953 году. В настоящее время живет в Санкт-Петербурге, служит в банке.

В числе тех, кто заинтересовался О. В. Филатовым, была и корреспондент газеты «Комсомольская правда» Татьяна Максимова. Она побывала у Филатова, познакомилась с его семьей. Ее поразило удивительное сходство старшей дочери Олега Васильевича Анастасии с великой княжной Ольгой, родной сестрой Николая II. А лицо младшей дочери Ярославны, утверждает Т. Максимова, поразительно напоминает цесаревича Алексея. Сам О. В. Филатов говорит, что факты и документы, которыми он располагает, позволяют предположить, что под именем его отца Василия Ксенофонтовича Филатова жил цесаревич Алексей. Но, как считает Олег Васильевич, окончательный вывод должен сделать суд.
...Его отец встретился со своей будущей женой в 48 лет. Они оба были учителями деревенской школы. У Филатовых родился сначала сын Олег, затем дочери — Ольга, Ирина, Надежда.

Впервые о цесаревиче Алексее восьмилетний Олег услышал от отца на рыбалке. Василий Ксенофонтович рассказал историю, которая начиналась с того, что Алексей очнулся ночью на груде мертвых тел в грузовике. Шел дождь, машина забуксовала. Из кабины вылезли люди и, ругаясь, стали стаскивать убитых на землю. Чья-то рука сунула в карман Алексея наган. Когда выяснилось, что машину без буксира не вытащить, солдаты отправились в город за подмогой. Мальчик заполз под железнодорожный мост. По железной дороге он дошел до станции. Там среди вагонов беглеца задержал патруль. Алексей пытался убежать, отстреливался. Все это видела женщина, которая работала стрелочницей. Патрульные поймали Алексея и штыками погнали к лесу. Женщина с криком побежала за ними, тогда патрульные стали стрелять в нее. К счастью, стрелочница успела спрятаться за вагоны. В лесу Алексея столкнули в первый попавшийся шурф, а следом бросили гранату. От смерти спас лаз в шурфе, куда мальчик успел прошмыгнуть. Однако осколок попал в левую пятку.

Мальчика вытащила все та же женщина. Ей помогли двое мужчин. Они доставили Алексея на дрезине на станцию, позвали хирурга. Врач хотел ампутировать ступню мальчика, но тот не дался. Из Екатеринбурга Алексея переправили в Шадринск. Там его поселили у сапожника Филатова, уложили на печь вместе с хозяйским сыном, находившимся в горячке. Из двоих выжил Алексей. Ему дали имя и фамилию умершего.

В беседе с Филатовым Т. Максимова заметила: «Олег Васильевич, но ведь цесаревич страдал гемофилией — не верится, что раны от штыков и осколков гранаты оставили ему шанс на выживание». На это Филатов ответил: «Я знаю лишь, что мальчика Алексея, как рассказывал отец, после Шадрин-ска долго лечили на севере у ханты-манси отварами из хвои и мха ягеля, заставляли есть сырую оленину, тюленину, медвежатину, рыбу и как будто бычьи глаза». Помимо того, Олег Васильевич еще отметил, что дома у них никогда не переводились гематоген, кагор. Всю жизнь отец пил настой бычьей крови, принимал витамины Е и С, глюконат кальция, глицерофосфат. Он всегда боялся ушибов и порезов. Контактов с официальной медициной избегал, а зубы лечил только у частных стоматологов.

о словам Олега Васильевича, анализировать странности биографии отца дети стали, когда уже повзрослели. Так, он часто перевозил семью с одного места на другое: из Оренбургской области в Вологодскую, а оттуда в Ставрополье. При этом семья селилась всегда в глухой деревенской местности. Дети задавались вопросом: откуда у советского учителя географии глубокая религиозность, знание молитв? А иностранные языки? Он знал немецкий, французский, греческий и латынь. Когда дети спрашивали, откуда отец знает языки, тот отвечал, что выучил на рабфаке. А еще отец прекрасно играл на клавишных инструментах и пел. Своих детей он тоже обучил музыкальной грамоте. Когда Олег поступал в вокальный класс Николая Охотникова, педагог не поверил, что юношу учили дома — настолько квалифицированно были преподаны азы. Олег Васильевич говорил, что отец обучал нотной грамоте цифровым методом. Уже после смерти отца, в 1988 году, Филатов-младший узнал, что такой метод был достоянием императорской семьи и передавался по наследству.

В беседе с журналисткой Олег Васильевич рассказал еще об одном совпадении. Из отцовских рассказов ему в память врезалась фамилия братьев Стрекотиных, «дяди Андрея» и «дяди Саши». Это они вместе со стрелочницей достали раненого мальчика из шурфа, а затем отвезли в Шадринск. В Госархиве Олег Васильевич выяснил, что красноармейцы братья Андрей и Александр Стрекотины действительно служили в охране дома Ипатьева.

В Научно-исследовательском центре права при Санкт-Петербургском госуниверситете провели совмещение портретов цесаревича Алексея в возрасте от полутора до 14 лет и Василия Филатова. Всего исследовалось 42 фотографии. Проведенные исследования с высокой степенью достоверности позволяют считать, что на данных фотографиях подростка и мужчины изображен один и тот же человек в разные возрастные периоды его жизни.
Графологи проанализировали шесть писем 1916—1918 годов, 5 страниц дневника цесаревича Алексея и 13 записок Василия Филатова. Вывод был следующим: с полной уверенностью можно говорить о том, что исследованные записи выполнены одним и тем же лицом.
Докторант кафедры судебной медицины Военно-медицинской академии Андрей Ковалев сравнил результаты исследования екатеринбургских останков с особенностями строения позвоночников Олега Филатова и его сестер. По мнению эксперта, кровное родство Филатова с членами дома Романовых не исключается.
Для окончательного вывода необходимы дополнительные исследования, в частности ДНК. Кроме того, понадобится эксгумировать тело отца Олега Васильевича. О. В. Филатов считает, что эта процедура должна пройти непременно в рамках судмедэкспертизы. А для этого необходимо решение суда и... деньги.

Полезные ссылки:

Читайте также:

Категории