Величайший клад мира

50 тонн золота Российской империи (ювелирные и антикварные изделия) были закопаны в Читинской области атаманом Семеновым в конце гражданской войны. Этот клад, сопоставимый с золотым запасом самых богатых стран мира, на сегодняшний день оценивается в 500 миллионов долларов. Комитет госбезопасности СССР неоднократно организовывал поиски с привлечением военных. Было заведено дело «о кладе атамана Семенова», материалы которого составили тома. Но несмотря на то, что известны приблизительное место и обстоятельства захоронения, сокровища не найдены до сих пор. В 1972 году дело отправили в архив. В прессе о кладе ничего не писалось, поскольку вся информация была засекречена.
В 1999 году газета «Секретные исследования» впервые опубликовала статью об истории клада атамана Семенова, в которой приводились свидетельства полковника КГБ СССР, последним державшего в руках дело «о кладе». Оказывается, по сей день не найдены многие клады времен гражданской войны. Среди них наиболее известны: клад полковника русской армии
Икатусова, войска которого действовали в горах Армении (клад пытались искать в 30-е и в конце 40-х годов); золотая казна 10-й русской армии (следы ее теряются где-то в районе Каунаса); знаменитый клад адмирала Колчака, якобы укрытый когда-то в районе одной из железнодорожных станций Новосибирской области. Но клад атамана Семенова намного весомее всех этих кладов вместе взятых.
В конце лета 1919 года атаман перебросил все свои казачьи полки в Восточное Забайкалье, отказался от активных военных действий на Амурском и Верхнеудинском направлениях и осел в Чите, где установил военную диктатуру. На исходе зимы 1920 года в Читу прибыла тридцатитысячная армия 29-летнего любимца адмирала Колчака генерал-лейтенанта Каппеля. Случилось так, что где-то за Нижнеудинском сани, в которых ехал генерал-лейтенант, провалились в быструю горную реку Кан. Каппель обморозился и через три дня скончался. Его смерть устраивала Семенова, получившего в свое распоряжение еще одну армию. Кроме того, он стал полноправным и единственным хозяином части золотого запаса Российской империи, которую привезла с собой армия Каппеля. Адмирал Колчак накануне своего ареста был вынужден назначить атамана Семенова главнокомандующим всеми вооруженными силами Дальнего Востока. К лету 1920 года атаман получил полную власть в Забайкалье и пользовался популярностью в народе.
Несколько дивизий армии Каппеля Семенов перебросил на восток Забайкалья, где они заняли обширный район в долине реки Унды и прикрывали Читу от амурских партизан. Однако слава и благополучие атамана Семенова были недолгими: уже к началу осени 1920 года военно-политическая ситуация в Забайкалье изменилась не в его пользу.
Амурские красные партизаны, нанося каппелевцам тяжелые удары в течение двух месяцев, заставили их отойти к линии Даурской железной дороги. В это же время, когда к Чите приближалась Красная Армия, Семенова предал его главный сподвижник барон Роман Федорович Унгерн фон Штернберг. Атаман издал приказ: «Командующий конно-азиатской дивизией генерал-лейтенант барон Унгерн фон Штернберг последнее время не соглашался с политикой главного штаба. Объявив свою дивизию партизанской, он ушел в неизвестном направлении. С сего числа эта дивизия исключается из состава вверенной мне армии, и штаб впредь снимает с себя всякую ответственность за ее действия».
Ровно через год после бегства от атамана Семенова, 15 сентября 1921 года сибирский ревтрибунал приговорил барона Унгерна к расстрелу. Золотую казну дивизии барон успел закопать где-то в Забайкалье, и этот клад также пока не найден.
В августе 1920 года произошло еще одно событие, потрясшее атамана Семенова,— японцы официально объявили о своем уходе из Забайкалья. Перед этим по договоренности с японским генералом Ооем Семенов снял свои части с западного фронта и бросил их на большевистских партизан Восточного Забайкалья. После неудачной попытки договориться с японским правительством о приостановке эвакуации войск атаман отправил собственноручное секретное послание правительству Дальневосточной республики с предложением о союзничестве. Согласно этому предложению, Семенов должен был стать правителем Кореи и Маньчжурии. От правительства ДВР не последовало никакого ответа. Тогда Семенов обратился с новым предложением: он отправится со своими войсками добивать засевшего в Крыму барона Врангеля при условии полной амнистии ему и его сподвижникам. Но и на этот раз ответа не последовало.
Положение атамана Семенова стало критическим. Он начал готовиться к бегству из Читы. Главной заботой атамана были золотой запас Российской империи, который привезла армия Каппеля, а также читинское золото, изъятое семеновцами из хранилищ города еще в июле 1918 года. Семенов решил отправить золото поближе к китайской границе, в хорошо известный ему район Даурия — эта земля была его родиной, и, кроме того, там он воевал еще в 1917-1918 годах. Для проведения операции отобрали группу в двадцать человек из числа самых верных и близких Семенову казаков. Груз поместили в железнодорожном вагоне, который сопровождали два бронепоезда. Сначала в район Даурии был направлен каппелевский корпус генерала Бангерского, состоящий из одних офицеров. В их задачу входила расчистка пути для беспрепятственной доставки спецгруза. Через три дня выехали бронепоезда с грузом. А еще через два дня Семенов послал вслед им Особую Маньчжурскую дивизию, чтобы прикрыть спецгруз от возможного преследования партизан. Сам же Семенов улетел на аэроплане из Читы, лишь когда красные войска входили в город. Посадку самолет совершил у самой границы с Китаем.
Как сообщают «Секретные исследования», в архивах ВЧК-КГБ имеются следующие сведения о перевозе золотого запаса атамана Семенова из Читы.
«...Каппелевский корпус под командованием генерала Бангерского решил встретить бронепоезд с ценным грузом не на железнодорожной станции Даурия, а значительно раньше, не доезжая станции Борзя, в районе станций Хада-Булак и Шер-ловая Гора. Каппелевцы были хорошо осведомлены о характере перевозимого груза: они запланировали захватить золото, а затем уйти с ним в Монголию.
Бронепоезд с золотым грузом, проехав станцию Хада-Булак, дальше двигаться не смог, так как на железнодорожном полотне перед ним оказался большой завал. Как только он остановился, по нему был открыт шквальный ружейный огонь. Бронепоезд ответил выстрелами из пушек и пулеметов. Бой продолжался весь день. К вечеру нападавшие вынуждены были отступить, а потом и вовсе покинуть место боя. Семеновцы, разобрав завал, продолжили свой путь в сторону станции Даурия, оставив второй бронепоезд для прикрытия.
Ночью, проехав станцию Даурия, бронепоезд с грузом остановился у переезда № 84. В связи с угрозой повторного нападения было принято решение закопать золотой груз в даурской степи, в двух километрах от железнодорожного полотна. Место было выбрано таким образом, что от него хорошо просматривался вал Чингисхана, который полукругом уходил из русских степей в Монголию. Вторым ориентиром служила пятиглавая сопка Тавын-Тологай, расположенная левее вала Чингисхана.
Опасения семеновцев не были напрасными. Как только операция по захоронению золота была завершена и казаки вернулись к бронепоезду, они внезапно были атакованы. Разгорелся жестокий бой, в котором принял участие и второй бронепоезд. Ранее оставленный казаками для прикрытия, он был захвачен каппелевцами. Семеновцы, сопровождавшие ценный груз, погибли все до одного. Как потом выяснилось, в этом бою столкнулись каппелевцы и подоспевшие казаки Особой Маньчжурской дивизии. С обеих сторон были большие потери, но золотой запас атамана Семенова никому из них в руки так и не попал».
В последующие годы поиском клада атамана Семенова трижды занимались советские контрразведчики. Последняя поисковая операция проводилась весной 1946 года. Осенью 1945 года атаман Семенов был захвачен советскими войсками в плен. На допросе выяснилось, что он, находясь с 1921 по 1945 годы на территории Маньчжурии и являясь одним из руководителей белой эмиграции, неоднократно предпринимал по-
пытки поисков клада. Но все эти попытки пресекались советскими пограничниками. В 1946 году по приговору советского суда Григорий Михайлович Семенов был казнен.
Сегодня площадь района вероятного захоронения клада, по оценкам контрразведчиков, составляет 150 квадратных километров. Многие специалисты считают, что с помощью современных технических средств поиски могли бы увенчаться успехом. Раньше, во времена Сталина, контрразведка проводила розыск следующим образом: несколько сот солдат Читинского военного округа шли цепью по району поиска со щупами в руках. Неудивительно, что столь примитивным способом ничего найти не удалось.
Возможно, поиски клада атамана Семенова будут организованы вновь, а электронные приборы помогут определить его точное местоположение.

Полезные ссылки:

Читайте также:

Категории