Тайна "Черного Принца"

Время от времени в зарубежной приключенческой литературе появляются заметки и даже целые статьи о загадочном исчезновении бочонков с золотыми монетами с корабля «Черный принц».
Эта загадочная история началась во время Крымской войны. Английское правительство зафрахтовало свыше двухсот торговых судов частных компаний для перевозки войск и амуниции в Крым, в том числе и парусно-винтовой фрегат «Принц». 8 ноября 1854 года вместе с другими английскими кораблями он прибыл на внешний балаклавский рейд. Дней через пять из-за юго-восточного урагана невиданной силы на прибрежных скалах Балаклавской бухты погибло 34 корабля. Среди них был и «Принц»...
О легендарном «Черном принце», громадном корабле английского флота, затонувшем под Балаклавой, неоднократно рассказывалось на страницах отечественной литературы. Судно называли также «Принц», «Принц-регат». Некоторые источники свидетельствуют, что этот корабль вез из Англии большое количество серебряных монет и 200 тысяч фунтов стерлингов,
чтобы уплатить жалованье английским солдатам в Крыму. Деньги были упакованы в бочки, что означало их неприкосновенность. Из других источников следует, что на «Принце» находилось и огромное количество разных вещей: шерстяные носки (36 700 пар), постовые тулупы (2500 штук), простыни (16 000 штук), одеяла (3750 штук), меховые пальто (40 000 штук), непромокаемые шапки (40 000 штук)...
Слухи о том, что у берегов-Крыма погиб английский фрегат «Черный принц», на борту которого было золото, очень быстро разошлись по всему миру. Трудно сказать, по какой причине этот корабль стали называть «Черным принцем». С момента спуска на воду на реке Темзе в Блэкуолле в 1853 году его имя было «Принц». Многие исследователи считают, что, скорее всего, романтический эпитет «черный» ему дали неутомимые охотники за золотом. А может быть, «авторство» принадлежит английским солдатам, которые не получили очередного денежного довольствия.
Как только был заключен мир, на поиски «Черного принца» бросились итальянцы, американцы, норвежцы, немцы... Но водолазная техника того времени была примитивной, и это стало одной из причин, почему поиски оказались безрезультатными.
Кргда же во Франции в 1875 году специально для поисков «Черного принца» было учреждено крупное акционерное общество с большим капиталом, французские водолазы буквально метр за метром обшарили дно Балаклавской бухты. Среди более десятка обнаруженных затонувших кораблей «Черного принца» не было... Пожалуй, с этого времени и стали создаваться легенды вокруг «Черного принца». Согласно одной из этих легенд, стоимость золота, затонувшего с кораблем, равнялась уже 60 миллионам франков...
В 1896 году поисками корабля занялся русский изобретатель Пластунов. Но госпожа фортуна и к нему повернулась спиной...
В 1901 году к месту гибели корабля отправилась итальянская экспедиция под руководством изобретателя глубоководного скафандра Джузеппе Рестуччи. Две недели спустя после начала работ членами экспедиции был найден корпус большого судна. Со дна подняли: металлический ящик со свинцовыми пулями, подзорную трубу, винтовку, якорь, куски железа и дерева. Никаких следов золота не было и в помине. Итальянцы весной 1903 года покинули Балаклаву, но два года спустя снова прибыли на место поисков. Они обнаружили (правда, на сей раз
уже совсем в другом месте) еще один железный корабль. Однако до сих пор неясно, был ли это «Черный принц» или какой-то другой корабль, поскольку золота опять не нашли.
Мысль о сказочном кладе не покидала многих изобретателей, водолазов, инженеров... Итальянские водолазы снова ныряли на балаклавском рейде, но все безрезультатно... Конец ажиотажу вокруг «Черного принца» положила Первая мировая война.
После того как в 1922 году один ныряльщик-любитель из Балаклавы достал со дна моря у входа в бухту несколько золотых монет, волна желания найти клад вновь захлестнула мир. Появилось множество фантастических предложений. Например, один изобретатель из Феодосии утверждал, что «Черный принц» скорее всего лежит на дне в самой бухте, и поэтому надо немедленно перекрыть плотиной вход в бухту, откачать воду, после чего золото можно будет грести лопатой.
В. С. Языков, флотский инженер, в 1923 году пришел в ОГПУ, где сообщил, что он сам лично с 1908 года подробно изучал обстоятельства гибели «Черного принца» и готов в любой момент начать работы по поднятию драгоценностей. В подтверждение сказанного Языков показал толстую папку с документами по английской эскадре.
В марте того же года была организована Экспедиция подводных работ особого назначения (ЭПРОН). Но миновали весна, лето и осень 1924 года, а «Принца» так и не нашли.
В октябре 1924 года врач ЭПРОНа К. А. Павловский проводил с молодыми водолазами учебные спуски недалеко от старых Генуэзских башен к востоку от входа в бухту. Утром 17 октября один из учеников обнаружил на дне моря недалеко от берега железный ящик. Когда водолазы подняли его на поверхность, оказалось, что это паровой котел кубической формы с чугунными дверцами и горловинами, весь изъеденный ржавчиной. Такая необычная находка заставила членов ЭПРОНа внимательно обследовать весь район. Водолазы нашли гам останки железного корабля, которые были наполовину замыты песком и лежали на дне далеко друг от друга. Исследователи упорно работали почти два месяца. За это время со дна были подняты десятки кусков железа различной формы и величины, часть обшивки борта с тремя иллюминаторами, ручная граната, медицинская ступка из белого фарфора, несколько неразорвавшихся бомб, медные обручи от бочек, железный рукомойник... Но золота не было!
В конце декабря в районе Балаклавы начались жестокие
штормы, и поисковые работы пришлось прекратить. Встал вопрос: стоит ли их продолжать, поскольку затраты на поиски «неуловимого корабля» на то время уже составили где-то 100 ООО рублей. В итоге ЭПРОН признал проведение дальнейших работ нецелесообразным. Однако японская водолазная фирма «Синкай Когиоссио лимитед» предложила Советскому правительству поднять золото с «Принца». Эта фирма тогда считалась одной из самых известных и удачливых. «Синкай Когиоссио лимитед» предлагала ЭПРОНу ПО ООО рублей за предварительные работы по розыску и исследованию «Принца». Более того, японцы должны были ознакомить советских водолазов со своей глубоководной техникой, а после окончания работы обещали передать ЭПРОНу по одному экземпляру предметов технического оборудования. Помимо этого, фирма принимала на себя все дальнейшие расходы. Исходя из заключенного договора поднятое золото должно было делиться между ЭПРОНом и фирмой в соотношении 60% и 40%.
Японцы приступили к работе летом 1927 года, а к середине ноября фирма прекратила их, не обнаружив ничего ценного, кроме четырех золотых монет: английской, французской и двух турецких. Среди перечня находок были еще две вилки и ложка из белого металла, кусок саперной лопаты, подковы, лошадиные кости, офицерская сабля, галоша с датой 1848 года, лопаточка для пирожных... Среднюю часть корабля японцам так и не удалось найти. Поскольку остальные его части были сильно разрушены, это навело искателей на мысль, что англичане, которые оставались в Балаклаве в течение восьми месяцев после кораблекрушения, подняли бочонки с золотом еще до окончания Крымской войны.
Перед отъездом из Балаклавы кладоискатели из «Синкай Когиоссио лимитед», потерпевшие на этот раз фиаско, заявили, что корабль, на котором они проводили работы, был именно «Принцем». Кроме того, они повторили версию В. С. Языкова о том, что «Принц» — единственное железное судно среди всех кораблей, ставших жертвой урагана 1854 года.
Однако так ли это? Ведь судя по первоисточникам перед штормом на балаклавском рейде стояло два одинаковых корабля _ «Принц» и «Язон». Но и они были не единственными железными кораблями, что погибли в Балаклаве. Во французской прессе отмечалось, что всего таких судов насчитывалось девять. Поэтому не исключено, что найденный эпроном и обследованный японцами корабль мог быть одним из них.
Как видим, существует целый ряд неразрешенных вопро-
сов, связанных с «Черным принцем». Но почему-то ни одному из исследователей не пришло в голову задуматься: а было ли на «Принце» золото вообще? Интересно, что, в то время как Италия и Япония потратили крупные суммы на поиски клада, Англия не предприняла ни одной попытки, чтобы получить разрешение на поисковые работы. Заслуживает внимания и еще один факт: почти во всех исторических материалах, которые относятся к периоду Крымской войны, не упоминается, что на борту «Принца», к тому времени как он прибыл на балаклавский рейд, было золото.
Хочется верить, что когда-нибудь Балаклавская бухта все-таки откроет свою тайну...

ЗАГАДКА СЕМЛЕВСКОГО ОЗЕРА
Некоторые исследователи полагают, что на дне Семлевско-го озера до сих пор лежат ценности, вывезенные в качестве трофеев из Москвы наполеоновской армией в 1812 году...
Как известно, во время Отечественной войны 1812 года Москва перед вступлением в нее наполеоновской армии сильно пострадала от пожаров и была покинута большинством жителей. В результате вступившая в нее вражеская армада оказалась без продовольствия и без регулярного снабжения. Наполеоновские солдаты пьянствовали и мародерствовали. Когда 19 октября 1812 года они покидали Москву, обоз был гигантским: много золотых и серебряных изделий, ценной посуды, тканей, мехов...
До наших дней сохранились мемуары одного из офицеров Наполеона — некоего сержанта Бургоня, непосредственного участника похода в Россию. По его словам, вереница обозов тянулась на протяжении целой мили. Сам сержант среди прочих ценностей нес в своем ранце даже обломок обшивки креста с московской колокольни Ивана Великого. Крест этот был сделан из дерева, окован серебряными золочеными полосами и удерживался несколькими цепями, которые тоже были золочеными. Бургонь писал, что этот крест рабочая команда и плотники сняли по специальному приказу. Крест должны были перевезти в Париж в качестве трофея, имевшего символическое
значение. Одновременно с ним были сняты и золоченые орлы с вершин кремлевских башен...
25 октября 1812 года после ожесточенного сражения при Малоярославце положение отступавших стало крайне тяжелым. Есть свидетельство военного врача Г. Рооса из Вюртемберга о спущенном войскам приказе уничтожить все, что тормозило продвижение вперед. Взорваны были даже фуры со снарядами...
1 ноября в результате нападения казаков обоз понес новые потери. На следующий день, когда отступавшая армия достигла района Вязьма — Семлево, положение стало для нее настолько угрожающим, что в Вюртембергском корпусе, по свидетельству Г. Рооса, приказали даже снять с древков знамена и раздать их наиболее здоровым и выносливым солдатам, которым надлежало спрятать полотнища либо в своих ранцах, либо обмотав вокруг тела. Были и другие причины, побуждавшие Наполеона сократить обоз своей армии. Дело в том, что из-за утомительных переходов, постоянных схваток с русской действующей армией и партизанами, а также из-за недостатка корма значительно уменьшилось количество лошадей. Кроме того, нужно было везти с собой множество раненых... В связи с этим снаряды взрывали, повозки, при которых еще сохранились лошади, предоставляли раненым, а остальные жгли. В общем, не остава-лосв никакой надежды на доставку трофеев в Париж.
Французы сознавали свое бедственное положение и угрожающую им опасность, поэтому отступали весьма поспешно. Вполне возможно, что в такой напряженной ситуации был отдан приказ избавиться от всех трофеев. Конечно, отступавшие не могли допустить, чтобы ценности достались противнику. Проще всего было их утопить. Причем не в мелкой речке, какие попадались на пути отступления, а в достаточно глубоком водоеме. Таковым, видимо, и оказалось расположенное среди леса Семлевское озеро...
Как мог проходить сам процесс затопления трофеев, рассказал журналист М. Баринов в статье «Загадка Семлевского озера»: «Обоз остановился в лесу. Смолкли скрип колес и чавканье копыт по грязной снежной каше. Уланы конвоя сразу задремали в седлах. Солдаты-обозники поплотнее закутались в пеструю смесь всевозможных одежд. Остановка длилась недолго. Короткий приказ — и снова одна за другой тронулись вперед повозки, фуры, телеги, кареты. Переваливаясь через придорожную канаву, заваленную ветками и тонкими стволами осин, они въезжали в узкую просеку.
Просека выводит к маленькому лесному озеру.
Прямо от кромки леса начиналась сплавина — плотно связанный из стеблей и корней плавучий берег...
Стучат топоры. Солдаты гатят сплавину. Саперы собирают плоты... Идет промер глубины...
Вдруг лес наполнился сдержанным гулом многих голосов. На просеке послышались возгласы возниц и скрип колес. Ближайшие к берегу повозки подались в сторону, и на опушку выехала кучка всадников во главе с Наполеоном...»
Как только один из генералов доложил Наполеону, что «все готово», император дал приказ «начинать», повернул коня и ускакал в сопровождении свиты. Далее М. Баринов пишет: «Простуженным голосом генерал выкрикнул команду. Солдаты, толпившиеся вокруг плотов, потащили их к воде, проваливаясь и оступаясь. Началась погрузка. Артиллерийские упряжки въезжают с гати прямо на огромный плот. Солдаты сбрасывают в воду тяжелые тюки в грубой холстине.
Через час все было кончено. Поверхность озера успокоилась...»
Итак, некоторые исследователи считают, что обоз с московскими ценностями мог быть реальным в такой же мере, как и сами обстоятельства, которые побудили Наполеона избавиться от него. Ведь французская армия вынужденно взрывала даже боеприпасы, тем самым заведомо ослабляя свою способность к сопротивлению. Поэтому необходимость избавиться от крайне обременительного груза, который, кстати, требовал еще и немалой охраны, представляется очевидной.
Таким образом, предположение, что Семлевское озеро является «хранилищем» московских трофеев Наполеона, небезосновательно. Идея их поисков заслуживает самой активной поддержки.

Полезные ссылки: fulltiltpoker

Читайте также:

Категории