Тайны испанского адмирала. Часть 3

Главная » Истории » Тайны испанского адмирала » Тайны испанского адмирала. Часть 3

Вслед за Аленом Деко, занимавшимся тайнами истории, попробуем рассмотреть несколько сомнительных фактов, касающихся жизни Колумба. О том, что он, вырвавшись из дома, примкнул к береговому братству и там изучил приемы морского боя и... латинский язык, говорят многочисленные и неоспоримые документы. О других фактах поры молодости и возмужания определенных сведений значительно меньше, и они настолько противоречивы, что дают возможность и пофантазировать, и выстроить несколько гипотез. Открытие Америки настолько серьезное событие в истории человечества, что человек, совершивший удивительное плавание, всегда находился под пристальным вниманием множества глаз, и эти глаза отмечали каждое несообразие в жизни великого человека. Например, «генуэзские грамоты», которые повествуют о рождении в 1451 году у генуэзца Доменико Коломбо сына Христофоро, до сих пор вызывают сомнение в подлинности. Даже те из исследователей, кто признает несомненность этих подозрительных документов, утверждают, будто младенец, уроженец Генуи, не имеет никакого отношения к первооткрывателю Америки. Самым удивительным можно признать то, что сам путешественник нигде не утверждает, что родился в Италии, ничего не рассказывает о своей подлинной семье и даже, несмотря на двадцатилетнее пребывание в Италии, не пишет на итальянском языке.

Почитатели генуэзской версии нашли документы о том, что 31 октября 1470 года отец Колумба перебрался С сыновьями на жительство в Савону и купил там таверну. А следом возникли якобы документальные свидетельства о присоединении братьев к морскому братству и началу бурной и опасной жизни в среде гуляк, пиратов, любителей легкой наживы. Сам Христофор не оставил ни одного документа о том, что он происходит из Генуи, больше того, пират Коломбо несколько раз вступал в сражения против генуэзского флота, как бы подтверждая неприятие родства с итальянскими торговыми моряками. Колумб никогда не пытался вернуться в Геную и даже, служа Испании, принял имя Кристобаля Колона. В большинстве случаев Христофор изъяснялся на испанском (кастильском) и совсем плохо знал итальянский. Существуют свидетельства, что даже свои письма к генуэзцам, если это приходилось делать, он писал не по-кастильски. Парадокс заключался в том, что даже своему брату и своему сыну путешественник t писал письма на испанском, а не на «родном» итальянском языке. Если учесть, что он писал также и на латыни, совершенно чуждом ему языке, то «забывчивость» Колумба может показаться совершенно странным явлением.

Ален Деко, заинтересовавшись тайной происхождения Колумба, привлек самые разнообразные материалы и, в частности, склонился к версии Марселло Гайя-и-Дельруэ о том, что Колумбу приходилось что-то скрывать, рассказывая факты собственной жизни как некую заученную легенду. Именно при таком предположении особенно наглядным становился факт спасения единственного матроса в сражении пиратов у берегов Португа-
лии. Таким образом, версия о присвоении неким человеком легенды чужой жизни становилась равноправной с версией генуэзского или испанского происхождения. Подобная версия приводила историков, вслед за Гайя, к выводу, что настоящий Колумб и лже-Колумб служили на одном корабле и подлинный носитель имени погиб в 1476 году, за шестнадцать лет до открытия Америки.

Не менее интересна и вторая версия, связанная с запутанными фактами биографии адмирала. Именно ее придерживался Сальвадор де Мадарьяга, утверждавший, что Коломбо были испанскими евреями, поселившимися после изгнания испанской инквизицией в Генуе, но воспринимавшими чужую страну как временный «очаг». А другой испанский историк, Де Ла-Риега, установил, что в XV веке в Испании проживала еврейская семья Колонов, покинувшая страну в 1444 году. Историк сообщил и имя отца семейства — Доминго, а сыновей этого вынужденного эмигранта звали Кристобаль и Бартоломео. Такое полное совпадение поразит любого исследователя тайн, а не только историка, ищущего факты для своей истории. Это может объяснить и скрытность Колумба, и его определенное нежелание указывать место своего истинного рождения.
Эта, прямо скажем, самая экзотическая из версий происхождения великого путешественника находила подтверждение. Так, брат Колумба, Бартоломео, занимался ремеслом, присущим многим евреям, — картографией. А об особом отношении Колумба к семитской культуре сзидетельствовали обнаруженные Сальвадором де Мадарьяго записи, составленные рукой адмирала. В одной из них говорится: «Все народы познали астрономию через евреев». А в письме воспитательнице принца Дона Хуана Колумб сообщает и нечто личное: «Я не первый адмирал в роду. Мне все едино, каким званием меня нарекают, ибо, в конце концов, Давид, мудрейший из царей, пас овец, прежде чем взошел на престол Иерусалима, и я служу тому же Господу, который возвысил Давида».

Именно эта версия, имеющая, правда, небольшое число сторонников, увязывает воедино генуэзскую и испанскую версии и имеет некоторое предпочтение перед всеми прочими. И все же и она остается такой же загадкой, как и все остальные.

Сам адмирал испанского флота был человеком весьма обязательным, и оправдал поручение испанской королевы. В качестве вице-короля и губернатора открытых им земель Колумб доказал, что рука у него тяжелая. В оправдание своих жестоких методов завоеватели приводили необходимость обращения язычников в христианство, однако миссионерство играло роль отговорки, прикрывавшей жажду золота и власти. Находящиеся под покровительством колонистов индейцы должны были за якобы проявленную к ним беспримерную христианскую заботу отбывать барщину на полях и золотых или серебряных приисках. Корабли Испании повезли из открытых Колумбом земель много золота и еще больше серебра. Католическая чета испанских правителей позаботилась о том, чтобы папа Александр VI уже в 1493 году закрепил за Испанией часть открытых земель.

Личность самого адмирала продолжает и по сей день волновать историков, географов, людей, занимающихся геральдикой. Споры о происхождении, о возможности гениального открытия без соответствующей подготовки возникают в популярной литературе до самого конца XX столетия. Вереница тайн продолжает пополняться самыми невообразимыми сюжетами, сочиненными как сторонниками, так и противниками открывателя. Для доказательства интуитивного дара адмирала, открывшего неизвестные земли, «колумбофилы» отправили в плаванье от берегов Испании так называемое «колумбово яйцо» — пластиковую скорлупу, которая должна была, проплыв течениями океанов, прибыть в места, открытые адмиралом. Яйцо действительно оказалось однажды у берегов Тринидада. Поклонники путешественника торжествовали, и им оставалось открыть скорлупу, скрывавшую камеры и приборы. Ведь все оборудование XX столетия должно было доказать, что яйцо никто, кроме ветров и течений, не доставлял на место, к берегам американского континента. Открытое яйцо принесло всем жаждавшим утверждения еще одну тайну, связанную с открытием континента: из него загадочным образом исчезли все приборы...

Полезные ссылки: на сайте

Читайте также:

Категории