Тайная миссия трех адептов. Часть 3

Главная » Истории » Тайная миссия трех адептов » Тайная миссия трех адептов. Часть 3

Герцогиня де Грамон, желая спасти положение, с деланной обидой посмотрела на друга дома и каверзно поддела его: «Почему же топор щадит прекрасных дам?» Гость некоторое время сомневался, ведь сказанного было столь много, а изреченное столь ужасно, что продолжать — значило окончательно испортить светский вечер, но после паузы печально ответил хозяйке: «Увы, мой друг, палачи низкого мнения о прекрасных дамах. Этот день — роковой для благородного сословия и даже для дам. Вы умрете, как и сам король, проехав к месту казни в телеге!» Если все предыдущее окружающие воспринимали с насмешкой и сарказмом, то пророчество о короле вызвало бурю возмущений. Больше играть в вопросы никто не захотел.

Пророчество, высказанное в тот памятный вечер, исполнилось в деталях, а записано оно было Жаном Лагар-пом, который действительно провел свои последние годы в монастыре немощным и забытым стариком. Он оставил и описание заключительного «аккорда» странного вечера. Так случилось, что, высказав свое «предвидение», Казот встал и собирался выйти из гостиной, но мужественная герцогиня остановила зловещего пророка вопросом: «А какова будет ваша участь, господин предсказатель?» На что получила прямой и очень определенный ответ: «Открылось мне, что участь моя будет нисколько не лучше вашей».
Иногда подобное единичное пророчество странного человека эпохи воспринимается как «прорыв в будущее», как ясновидение, наконец, как случайное проникновение в информационное поле Земли. Однако в случае с поэтом и вольнодумцем, членом тайного общества Парижа некоторые предполагают, что на памятном собрании у графини им была высказана лишь часть вполне реально существовавшего плана по уничтожению представителей правящего класса, мешавшего развитию Франции и смене монархического строя на более свободный. Эти же исследователи полагают, что и смерть самого Ка-зота подозрительно напоминает наказание за предательство.

Бурные и трагические события Великой французской революции, начавшейся, как и предсказал поэт, в 1789 году, доказали его правоту. Старый поэт следил за происходящим в Париже из всеми забытого местечка Эперне, получая письма из столицы от своего друга Пон-трана. Именно сюда 10 августа 1792- года явились «граждане», чтобы арестовать, как они объявили, «советника короля». Новые правители не только боялись вторжения войск из-за границы, но и мести всех тех тысяч людей, которые были ими заключены в тюрьмы. По указанию Дантона было решено произвести расправу над всеми заключенными, а для соблюдения знаменитой «Декларации прав человека и гражданина» образовали судилище из 12 человек во главе с Мальяром в аббатстве Сен-Жермен. Пленных выводили из камер и давали несколько минут на оправдание. Случайным арестантам говорили: «Свободен», если же оправдания не принимались, осужденного подталкивали к палачу. Несчастных казнили тут же. Все делалось безжалостно и быстро. Когда вытащили Казота, он не сопротивлялся и не защищался. Его толкнули в толпу палачей, но его красавица дочь, последовавшая за отцом в аббатство, бросилась на грудь старика с криком: «Сначала убейте меня!» Ее порыв был настолько человечным, что озверевшая толпа отпустила их с места казни. Казалось, все кончилось благополучно.
Однако через десять дней явившиеся в дом Казота якобинцы схватили его снова и увели в тюрьму Консьерже-ри на берегу Сены. Исследователи закулисных интриг Великой французской революции пришли к выводу, что имя Казота стояло в тайных списках назначенных к уничтожению. Во второй раз его судил уже Революционный суд. После прочтения приговора председатель суда обратился к обвиняемому со словами: «Тебя выслушали равные тебе, равные тебе приговорили тебя... Ты был счастливым христианином, философом, адептом...» Эти слова, полагали исследователи, совершенно ясно указывали, что посвященного в тайны некоего общества адепта судят и приговаривают к смерти равные ему Посвященные. А значит, делают они вывод: трибунал был не обычным судом, а исполнительным органом тайной власти, и адепт Казот, рассказавший приговоренным о намеченной им судьбе, был совсем не предсказателем, а предателем тайного общества...

О том, что тайные общества играли ведущую роль в революции, можно судить по действиям еще одного необычного человека — Калиостро, или Джозефа Бальзамо. Но прежде чем рассказать о нем, сделаем короткое отступление.

Историки приписывают многочисленные убийства в сентябре 1792 года «парижскому народу», вдохновленному Полем Баррасом. Как ни странно, но существуют свидетельства о том, что именно Баррас препятствовал жестоким расправам, а Дантон, бывший министром юстиции, на словах порицавший насилие, не дал жандармам остановить кровопролитие. Убийства совершались хорошо организованными командами, которыми определенно руководили и которым хорошо платили. Исследователи отмечают даже бесплатную раздачу вина участниками акций уничтожения, для «поднятия духа». Серж Ютен приводит не только имена руководителей кровавых преследований, но и раскрывает некоторые цели организаторов революции: «...Когда мы тайными методами, с помощью золота, которое целиком находится в наших руках, вызовем экономический кризис во всех странах Европы одновременно, мы выпустим на улицы толпы рабочих, и они примутся сладострастно проливать кровь и грабить тех, кому они по своей темноте и невежеству завидуют с детства. Наших они не тронут, потому что время разгула страстей нам будет известно и мы примем меры, чтобы оградить от него Посвященных».
Когда начинают говорить о тех, кто занимался подготовкой событий, о заговоре тайных обществ, упоминается общество баварских иллюминатов, агрессивных заговорщиков Южной Германии, с которыми был связан Калиостро. Мозгом этого общества был профессор Адам Вайсхаупт, человек близкий к Просвещению и пристрастный к экстремистским методам внедрения их в консервативных обществах. Приняв имя Спартак, он вместе с бароном Адольфом фон Книгге организовал тайное общество, в которое привлекались люди, обладавшие магическими знаниями, розенкрейцеровскими философскими идеями и, наконец, сохранившие традиции «уничтоженных» тамплиеров. Подрывные цели гроссмейстера ордена были направлены на уничтожение тронов, алтарей и традиционных синекур. А если вспомнить о фригийском колпаке, вручавшемся членам, принимаемым в степень Жрецов и Посвященных этого ордена, станет ясно, что в событиях во Франции иллюминаты принимали самое деятельное участие.
В книге Каде-Гасикура «Могила Жака де Моле» (1797 г.) приведена клятва, которую давали адепты этого ордена: они клялись «изничтожить всех королей и род Капетингов, положить конец власти Папы Римского; проповедовать свободу народов и всемирную республику». В другой книге — «Мемуары для написания истории якобинства» (1798 г.) — иллюминаты названы силой, расставившей своих «братьев» всюду. С помощью секретной почты они передавали приказы, распоряжения, задания, которые исполняли отряды французских революционеров. А если учесть деятельность такого радикального французского вождя, как Шомет, то карательные акции иллюминатов совсем не покажутся чуждыми в то время во Франции.

Полезные ссылки: Детальное описание cumshot у нас.

Читайте также:

Категории