Тайная миссия трех адептов. Часть 2

Главная » Истории » Тайная миссия трех адептов » Тайная миссия трех адептов. Часть 2

Приходится думать, что это общество и было его целью во время пребывания во Франции. В таком случае поездки по Европе представителя тайных правителей последовательны, так же как и легенды, распускаемые вокруг него, так же как инсценировка его смерти, последовавшей якобы в 1784 году в замке принца Гессенского в дни отсутствия хозяина. Из истории алхимии известно, что многие из достигших определенного уровня знаний адептов «уходили» из мира людей, инсценировав смерть О том, что все действия этого человека были спланированы и он обладал несомненным даром предвидения, свидетельствовала попытка перед своим таинственным исчезновением предупредить о грозящей революции Марию Антуанетту, супругу следующего французского короля — Людовика XVI.

Автор удивительного исследования Серж Ютен констатировал несколько «явлений» Сен-Жермена уже после французской революции, а значит, и после его «смерти» в разных местах Европы и опять-таки под разными именами. И, пожалуй, наиболее впечатляющим было общение человека, очень похожего на графа, с алхимиком Эттейлой, доктором Мессмером Луи Клод де Сен-Мартеном и эзотеристом Дюшато в Париже в 1795 году. Отмечалось, что человек этот продолжал состоять членом тайных обществ «Братья иллюминаты Азии» и «Рыцари Света» и общался с продолжателями дела тамплиеров, подготовивших сценарий казни Людовика XVI и Марии Антуанетты. Его называли и последним Гроссмейстером Мальтийского ордена бароном Фердинандом де Хомпе-шом, а спустя многие годы — майором Фрейзером, служившим Луи Филиппу. Каждый из названных обладал обязательной связью с тайными обществами Европы, служил на дипломатическом поприще, обладал светским шармом и стоял за кулисами событий, определявших политическую карту Европы. Многие исследователи XVIII века и более поздних эпох пытались приоткрыть маску Сен-Жермена, а когда это не удавалось, пускались в безудержные фантазии. Одних интересовал таинственный вопрос перевоплощения этой личности, другие верили в ее реинкарнацию, третьи пытались разобраться в загадочной деятельности самозваного графа. Ясно одно — тайны Сен-Жермена были не его тайнами. Действия этого человека были предопределены заранее, и созданный им облик должен был помогать в исполнении предписанного...

О причастности Сен-Жермена к могущественному тайному ордену достоверных сведений, конечно, не осталось. Но если рассматривать его образ жизни и приписываемый ему уровень духовного развития, то вполне возможно, что он был членом общества розенкрейцеров. Роне Генон, посвятивший много сил изучению этого тайного союза, так определял его членов: «Знать, какими были настоящие розенкрейцеры, и определить, был ли тот или иной персонаж им — абсолютно невозможно, ибо речь идет о состоянии духовном, чисто внутреннем, о котором неосторожно судить по каким-либо внешним признакам. К тому же именно в силу своей роли розенкрейцеры не могли оставлять следов в мирской жизни, так что, даже если бы их имена стали известны, они бы ничего никому не говорили. К тому же ценность этих имен относительна, ибо известно, что они меняли имена свои в зависимости от стран, в которых находились, что являлось лишним доказательством того, что они были выше ограничений обычной жизни. Если и было, что какой-нибудь настоящий розенкрейцер случайно сыграл роль во внешних событиях, историк никогда не догадается об особенном качестве этого человека, поскольку эти вещи принадлежат совершенно различным мирам».

Сен-Жермену приписывается такой «философский сонет», обращенный к потенциальному ученику: «Я ищу человека, из которого я бы мог сделать избранный сосуд и заполнить его небесной росой (распространенный символ духовного влияния, часто употребляемый, герметиста-ми и розенкрейцерами. — Ю. Г.), которую я собирал в обетованной земле. Он не должен знать ничего и быть способен ко всему. Другие познания заняли бы в его памяти

место тех (традиционных. — Ю. Г.), которые я собираюсь в него вложить. Свет и тьма, чистое и нечистое, Бог и человек не сочетаются. Я знаю Вас мало, но много знаю о Вас от тех, которых Вы не знаете, но можете когда-нибудь узнать. Небо вложило в Вас зародыш всех добродетелей. Разрешите мне их развить. Станьте небесным вместилищем, куда стекутся сверхъестественные истины...» Это послание, как свидетельствует Поль Шакар-нак, было обращено к принцу Гессенскому, в замке которого якобы оборвался земной путь таинственного долгожителя.

История таинственной жизни и загадочной смерти графа, двойников которого встречали многие на дорогах Европы, заставляет нас вновь обратиться к Востоку, один из исследователей которого писал: «...Существует в Индии целая категория странных людей, у которых на руке опознавательный знак в виде рога антилопы и которые к тому же внешне выглядят абсолютно одинаково. Никто не знает, как зовут этих людей, и никому не придет в голову спросить об этом, ибо все знают, что они освободились от внешних ограничений имени и формы —-этих двух элементов обычной индивидуальности. Их общая внешность запечатлена на скульптурах древнейших памятников Индии, и, что самое странное, мы встречаем этот тип людей даже в Европе, среди довольно значительных представителей одной оккультной власти». Еще более странным выглядит утверждение исследователя оккультизма Греффера, приписывавшего Сен-Жер-мену желание исчезнуть из Европы и отправиться в Гималаи. Другой блестящий знаток оккультизма, Мэнли Холл, сопоставляя деятельность Сен-Жермена с жизнью другой таинственной личности — Калиостро, пришел к выводу, что именно граф посвятил в рыцари ордена Тамплиеров молодого искателя приключений...

И уж совершенно определенно говорит о причастности Сен-Жермена к высшим кругам тайного общества
письмо князя Гессенского другу Жану Батисту Виллер-мозу, которое тот впоследствии пересказал в своих мемуарах: «...граф признался, что он старейший из масонов, и князь стал расспрашивать его более детально, получая ответы точные и быстрые...

—- Знали ли вы Маршалла де Биберштейна (Великого мастера седьмой провинции Шотландского ритуала в Германии. — Ю. Г.)?

— Да, очень хорошо.

— Где познакомились с ним?

— В Варшаве...»

В последующем разговоре Сен-Жермен назвал Карла Готтхельфа, барона Хунда, который сменил Маршалла де Биберштейна и получил списки великих мастеров ложи и матрикул ордена. Князь Гессенский спросил о предшественнике Маршалла де Биберштейна, и Сен-Жермен назвал барона фон Рода из Кенигсберга, что окончательно убедило собеседника в высоком положении графа в составе тайного ордена.

После таких откровений уже не кажутся странными утверждения другого исследователя тайных миссий в Европе, Люше, о том, что «Сен-Жермен был эмиссаром иллюминатов в качестве странствующего члена, который посещал капитулы и устанавливал между ними связь-координацию».
Судьба другого удивительного человека эпохи — поэта и философа и к тому же участника французской масонской ложи — падает на годы правления Людовика XVI, сменившего на троне своего деда Людовика XV в 1774 году. Звали этого человека Жак Казот, и, видимо, с одними своими творческими произведениями он не вошел бы в исторические анналы, но высказанное им однажды предсказание настолько поразило присутствовавших при этом свидетелей, что осталось в памяти поколений.
На званом приеме герцогини де Грамон летним вечером 1788 года Казот держался угрюмо и в стороне от всех гостей, а может быть, эту угрюмость ему приписывали очевидцы события, пораженные прорицанием. Присутствовавший там же Гийом де Малерб, один из министров и доверенных лиц короля, предложил выпить за торжество разума в делах и поступках людей. Незамеченным оказалось традиционное окончание тоста, где министр сожалел о том, что не доживет до такого прекрасного времени. И тогда, может быть, в пику произнесенному тосту, а может быть, будучи вызванным на откровенность собеседниками, Казот публично заявил, что день, о котором говорит министр, наступит через шесть лет. Общество замолчало в первый момент, но потом, конечно, набросилось на поэта с расспросами. Ответы его были настолько необычны своей определенностью, что вызывали новые и новые вопросы. Маркизу де Кондорсе Казот предрек: «А вы обманете палача тем, что заранее примете яд!» Другому фавориту короля, Шамфору, сообщил: «Вы, Шамфор, двадцать два раза ударите бритвой по запястью, но не умрете, вам предстоит еще долгая жизнь». «А вам, месье Бейли, — обратился он к знаменитому астроному, — уготована смерть от рук толпы».

Гости были шокированы, и некоторые из них, наиболее деликатные, увидели возможность замять скандал, обратив жуткое пророчество в шутку с дурным привкусом. Малерб отвесил поклон и саркастически спросил: «Умоляю вас, ваша милость, поскольку вы так хорошо осведомлены об участи моих несчастных друзей, вынесите приговор и моей персоне. Я выслушаю его, затаив дыхание».

Казот думал недолго: «С сожалением должен сказать вам, месье, что ваша судьба будет противоположной участи вашего друга Шамфора. Вы найдете свой конец на гильотине при огромном стечении свидетелей».

Противник Казота — атеист Жан Лагарп — выступил вперед: «А как же я? Вы просто оскорбляете меня, щадя мою шею и посылая всех моих друзей на эшафот! С вашего позволения, я присоединюсь к ним, чтобы подразнить толпу! Конечно, вы не откажете мне в этой последней просьбе?» '
Все долго смеялись от восторга и попытались сразу же начавшимся весельем загладить гнетущее впечатление. Но Казот и на этот раз завладел вниманием присутствовавших: «Я бы ничего для вас лучшего не пожелал, но парки отказывают мне в этом, месье Лагарп. Для вас они припасли более подходящую участь. Вы избежите топора палача ценой обращения'в преданного христианина».

Полезные ссылки: купить салфетки детские влажные незабудки 5 . уничтожение тараканов кафе ресторанах

Читайте также:

Категории