Тайная миссия трех адептов. Часть 1

Главная » Истории » Тайная миссия трех адептов » Тайная миссия трех адептов. Часть 1

Речь здесь пойдет о неком таинственном явлении, связавшем трех знаменитых французов — Сен-Жермена, Калиостро и предсказателя Казота. И хотя на самом деле у каждого из них было множество тайн и загадок, но в одном, в своем подчинении некой магической силе, они были равны. XVIII век и Франция объединили эти удивительные личности, но каждый из них шел по своей собственной дороге, которая и привела их к совершенно разным результатам.
Один вошел в историю как маг и волшебник, принятый во многих европейских дворах, собеседник величайших умов своего времени. Историки, мемуаристы и журналисты называли его разными именами, но больше всего он был известен под псевдонимом графа Сен-Жер-мена. Другой, не менее популярный, энергичный, противоречивый, склонный к неожиданным и экстравагантным действиям, награжденный многочисленными завистниками и врагами прозвищем шарлатана — Калиостро, или Джакомо Бальзаме
Наконец, третий — поэт и философ, самый скромный и по-буржуазному незаметный из них, если бы не ореол загадочности, окруживший его имя уже в зрелые годы, — Казот, снискавший мрачную славу беспощадного предсказателя.

XVIII век и шумный Париж, просвещенное общество и скучные придворные у трона беспомощного короля Людовика XVI стали сценой действий этих таких разных людей, которых объединяла одна сжигающая их тайна. Чтобы приоткрыть завесу над ней, необходимо хотя бы коротко остановиться на эпохе, в которую жили наши герои.
Пятьдесят девять лет правления Людовика XV были для Франции временем стабильности и успехов в самых разных областях, особенно в искусстве. Страна не испытывала тяжести внешних вторжений и опустошительных войн, что обеспечивала гибкая и изощренная политика. Однако в 1760-х годах, после смерти крупных финансистов, экономика Франции требовала реформирования, а несправедливые налоги существенных изменений. Наряду с финансовым и экономическим кризисом обострились социальные, а за ними и моральные проблемы. В правящих кругах общества возникают различные группировки, поддерживаемые тайными обществами масонов, иезуитов, иллюминатов и ведущие откровенную борьбу и между собой, и с монархией. Людовик XV, на которого было совершено покушение, прибегает к помощи представителей тех группировок, которые пользуются наибольшим влиянием. В рядах его сподвижников появляется герцог Шуазель, фаворит Помпадур, член общества «Вольные каменщики». Он не только 12 лет занимает ведущие посты в правительстве короля, но и рекомендует ему своих «надежных» «братьев» по масонству, используя последних и для решения государственных задач, и для продвижения реформ управления и экономики страны. Шуазель, как и другие вольные каменщики, добился изгнания из Франции иезуитов. Папских агентов обвинили в призывах к убийству короля и в 1761 году братство запретили, а коллегии закрыли.

Наряду с запретом иезуитов, насмешками над добродетелью и философией в высших слоях общества распространялись вера в магию и колдовство, увлечения ал химией и поисками философского камня с эликсиром бессмертия. Рядом с мудрецами и гуманистами появи лись фигуры авантюристов, мошенников, предсказателей, наконец, умных, ловких, всесторонне развитых агентов тайных обществ. В одном ряду с Вольтером, Дидро, Гельвецием, д'Аламбером стоят проходимцы братья Трен-ки, богач и политик граф Сен-Жермен и энергичный организатор тайных собраний и лож граф Калиостро. С их появлением в Париже возникают разные слухи, порочащие этих людей. Оговаривали их богатство и знания, их поступки и речи, их образ жизни. С ними поступали, как с министрами королевского двора. Если поступки таинственных приезжих приносили добро, то говорили о них как о фокусе. Если Сен-Жермен или позднее Калиостро проявляли осторожность, их обвиняли в скрытности, политиканстве и участии в авантюрах... А между тем и Сен-Жермен, и Калиостро вращались в избранных и влиятельных кругах. И именно эти круги, разделившиеся на партию мира и партию войны, инициировали внешнюю политику Франции. В эти годы шло острое соперничество между Францией и ее главной сбперницей Англией за гегемонию в Европе, и Людовику XV нужны были деньги, много денег. И король бросается в борьбу за финансы. Он ссылает 130 парламентариев вместе с принцами крови из Парижа в провинцию и реквизирует их собственность. За отказ в сотрудничестве в провинциях были сняты и сосланы еще 100 парламентариев. Судейские места, как наиболее доходные, перестали продавать,' а к должностям стали назначать содержание, что делало судей зависимыми от короля. Были сокращены государственные пенсии, увеличен поземельный доходный налог, арендная плата на землю. Казна запасалась средствами, чтобы поддерживать внешнюю политику и престиж короля. Преданные люди в правительстве, в дипломатическом корпусе ценились особенно высоко. Именно таковым оказался граф Сен-Жермен.

Сен-Жермен впервые появился в обществе в Италии в 1750 году под именем графа де Монферра, или графа Белламаре. В Пизе его называли кавалером Шенингом, а в Милане — англичанином Уэльфоном. О том, что его действия носили многосторонний характер, говорили и другие псевдонимы, известные историкам. В Генуе и позднее в России его называли графом Салтыковым, в Германии — графом Царочи, а в Париже — графом Сен-Жер-меном, хотя титула такого Франция не имела. Интересно, что один из Салтыковых, с которым судьба вполне могла свести Сен-Жермена, вполне определенно был членом масонского братства, как и некоторые из знакомых графа во время его пребывания в России.

О происхождении Сен-Жермена ничего не известно, а сведения, которые объявляли вполне достоверными, на поверку оказывались легендами. Так, его называли сыном графа Ракочи, который спрятал его от преследований претендентов на венгерскую корону. Некий барон Стош в своих записках писал о встречах с именитым наследником в 1715—1723 годах, но записки эти настолько фантастичны, что, как и все другие «свидетельства», вполне могут быть отнесены к разряду мифов, сопровождавших графа всю жизнь. И все же есть несколько описаний его внешнего вида, которые очень точно передают отношение к нему окружающих: «Сен-Жермен среднего роста и изысканных манер. Черты его смуглого лица правильны. У него черные волосы и энергичное одухотворенное лицо. Его осанка величественна. Граф одевается просто, но со вкусом. Роскошь проявляется только в большом количестве бриллиантов, входящих в его туалет. Они надеты на каждый палец, украшают табакерку и часы. Однажды он появился при дворе в туфлях, пряжки которых были сплошь покрыты алмазами». По свидетельству другого мемуариста, Дьедонна Тьебо, «во внешности Сен-Жермена сквозили изящество и интеллект. В нем чувствовалось благородное происхождение и знание светских условностей... История же Сен-Жермена являет нам образцовый пример истории человека мудрого и предусмотрительного, остерегающегося нарушить правила общепринятого поведения или оскорбить мораль. Чудес о нем рассказывают великое множество, однако они не скандальны и не низменны...»

В Париже граф Сен-Жермен был представлен госпоже Помпадур, в салоне которой познакомился со всеми могущественными чиновниками и министрами кабинета, там же он встретил и короля Людовика XV. Первоначально эта встреча была настороженной, но со временем король с определенным удовольствием разговаривал с графом и даже обсуждал с ним внешнюю политику страны. Сен-Жермен бывал желанным гостем как у мадам Помпадур, так и в Версале.

Так же часто, как упоминание о пристрастии графа к бриллиантам, у разных авторов встречается утверждение об участии графа Сен-Жермена в различных политических акциях. И несмотря на то, что документальных свидетельств этому практически нет, события, которые связывают с этим именем, настолько характерны, что о них следует сказать.
Считается, что в 1749 году граф принял тайное предложение Людовика XV исполнить несколько дипломатических миссий. Его встречали в 1752 году на секретных переговорах о судьбе Германии в Брюсселе, а в 1762 году он оказывается в России. Если учесть, что после смерти императрицы Елизаветы Петровны правителем гигантского войска России становится поклонник Фридриха II Прусского Петр III, то причина поездки французского посланника может быть определена достаточно четко. Именно Санкт-Петербург мог разрушить не только планы французского короля, но и надежды руководителей тайных обществ Европы, руководивших новым переделом мира между Францией, Испанией и Англией... Интересы невидимых правителей тайной политики, совпавшие с интересами французской монархии, получили поддержку у русских заговорщиков, решившихся на передачу власти жене Петра III — Екатерине II. Им в поддержку, а может быть, и для руководства заговором и прибыл граф Сен-Жермен, принявший на время поездки имя графа Салтыкова. Известно, что посланник Европы не только был принят графом Алексеем Орловым, но и присутствовал в столице в ночь на 28 июля 1762 года. Граф Орлов, бывавший в Европе позднее, не упускал случая встречаться с Сен-Жерменом, передавал ему значительные суммы денег от братьев масонов (1770 г.), а маркграфине дАнспах, указывая на придворного, определенно поведал: «Вот человек, который участвовал в нашей революции (то есть перевороте. — Ю. Г.).

Поездки по Европе завершались возвращением графа Сен-Жермена в Париж, где для него были открыты апартаменты Версальского дворца и выделен в его распоряжение замок Шамбор. Здесь блестящий алхимик, знаток магии Востока Сен-Жермен не только содержал лабораторию, но и встречался со своими учениками и последователями. Автор «Истории магии» Элифас Леви среди многочисленных спорных фактов приводит и такие, которые вполне согласуются с деятельностью Сен-Жермена, посланца тайных правителей Европы: «Он был то ли родным, то ли приемным сыном розенкрейцера, который назвал себя Граф Каббалист — Компаньон Каббалист, высмеянного под именем графа де Габалиса несчастным аббатом де Вильяром. Сен-Жермен никогда не говорил о своем отце, но считал, что тот вел жизнь лесного изгнанника и странника, сопровождаемого матерью. Это продолжалось семь лет. Символически это означало посвящение в степень Мастера. Его матерью была наука адептов, а лес — миром, лишенным истинной цивилизации и света. Принципами Сен-Жермена были принципы Розы и Креста, и в своей стране он создавал общество, от которого отошел, когда анархические доктрины стали побеждать в братстве...» И далее- об обществе, основанном графом и действовавшем в совершенно определенном направлении, Леви пишет: «Во всяком случае известно достоверно, что он внезапно покинул Париж, никто не знает, куда он уехал, и его компаньоны более о нем не вспоминали. Ассоциация, созданная им под именем Сен-Жакен, которая трансформировалась в Сен-Жоашем, продолжала действовать до Революции, во время которой она распалась, или же преобразовалась, подобно многим другим...»

Полезные ссылки: Магия. Приворот Санкт Петербург . Дешевый Интернет магазин мебели

Читайте также:

Категории