Правитель «Вавилонской блудницы». Часть 3

Главная » Истории » Правитель «Вавилонской блудницы» » Правитель «Вавилонской блудницы». Часть 3

Король Франции Карл VIII, решивший возвратить христианскому миру Константинополь, очень рассчитывал использовать в своем продвижении по вражеской земле принца Джема и, угрожая вторжением в папские земли, заставил Александра VI выдать ему Зизима. Оша-ко, уступая в требованиях, папа потребовал себе деньги от французского короля. Надеясь получить деньги и от турецкого султана, он отравил Зизима медленно действующим ядом, который стал активно действовать только тогда, когда принц прибыл в Неаполь к французскому войску. Умирая, принц, по словам французского историка Коммина, заявил, что его отравили. И письмо Баязеда II свидетельствует о сговорт между султаном и папой:

«Султан Баязед, сын султана Мухаммеда II, милостью Божией император Азии и Европы, отцу и повелителю всех христиан Александру VI, небесным провидением Папе Римскому. Приветствуя Вас и узнав о том, что король французский, выступавший против Вашей Милости, изъявил желание заполучить нашего брата Джема, находящегося под Вашим покровительством — действие, идущее не только против Вашей воли, но и несущее большой урон Вашей Милости и всем христианам, — и. размышляя над этим с Вашим посланцем, мы нашли выход, прекрасный для спокойствия, выгоды и доброго имени Вашего могущества и одновременно Вашего удовлетворения: было бы хорошо, если бы наш брат Джем, который по своей человеческой натуре достоин смерти, умер как можно скорее, учитывая, что его смерть, которая в его положении стала бы для него счастьем, к тому же была полезной для Вашего могущества и удобной для Вашего спокойствия, одновременно и очень полезной для меня —
Вашего друга. Если бы это предложение, как я надеюсь, было бы принято Вашей Милостью, желающей доставить Нам удовольствие, было бы лучше и для Вашей Милости и для Нашего личного удовольствия, чтобы это случилось как можно раньше и с помощью наиболее верного средства, к которому вы бы предпочли прибегнуть, чтобы вышеозначенный Джем оставил тревоги этого мира и перешел в лучший, более спокойный мир, где он, наконец, обретет отдохновение. Если Ваша Милость согласится с нашим планом и если пришлет нам тело нашего брата, Мы обязуемся, Мы — Султан Баязед — выдать Вашей Милости в любом месте и в любые руки угодную Вам сумму в 300 тысяч дукатов, на которую вы смогли бы купить прекрасные поместья своим детям, а чтобы облегчить Вам эту покупку, мы согласились бы, в ожидании сделки, передать эти 300 тысяч дукатов в третьи руки, с тем, чтобы Ваша Милость была бы уверена в том, что получит эту сумму в назначенный день и в обмен на тело нашего брата. А сейчас, для большей и полнейшей гарантии Вашей Милости, и чтобы душа ее нисколько не сомневалась и оставалась в такой же глубокой уверенности, я клянусь Богом, создавшим небо и землю, а также всем, что есть на них, строго соблюдать все, что было сказано выше, и впредь ничего не предпринимать и не делать против Вашей Милости».
Избрание Александра VI обошлось ему в несколько десятков тысяч дукатов. Лишь пять кардиналов отказались продать свои голоса. Зато после избрания все усилия нового папы были направлены на захват чужого имущества, на покорение противников, на многочисленные интриги против французского короля, который претендовал на некоторые княжества Апеннинского полуострова. Особенно много сил уходит у Александра VI на объединение рода Борджиа с королевским домом Испании. Деньги текли к семейству через выгодные браки незаконных детей папы, через продажу «хлебных» должностей и через образование новых синекур.
Множество кривотолков вызвало празднование свадьбы дочери Александра VI, красавицы Лущюции Борджиа, с графом Джованни Сфорца. Подобно своему предшественнику Иннокентию VIII, Александр VI официально признавал свое потомство и торжественно отпраздновал свадьбу дочери. Рядом с молодыми сидели папа и одиннадцать кардиналов, любовница папы Джулия Фар-незе, дочь Иннокентия VIII Теодорина и другие. Рядом с каждым кардиналом сидела его любовница.
Из многочисленных родственников папы особой его благосклонностью пользовались два сына. Чезаре Борджиа стал епископом Валенсии с ежегодным доходом в 16 тысяч дукатов. Затем последовали другие должности, обеспечивавшие не щюсто материальное процветание молодого человека, но и рост его влияния. Ради установления единовластия Чезаре постоянно ввязывался в дипломатические и военные союзы, а затем разрывал их с такой легкостью, что смена лиг и коалиций с Неаполем, Францией, Испанией, Португалией с трудом прослеживается историками. Зачастую эти союзы заканчивались уничтожением противников или просто стоящих на пути известных личностей. Чезаре, как и его отец, не делал исключений даже для своих родственников.

На пути к власти у Чезаре стоял брат Хуан Борджиа, которого Александр VI с согласия правителей Испании Фердинанда и Изабеллы женил ка принцессе Марии Эн-рикес. Этот самый владелец герцогством Гандийским, помимо богатства и знатности, отнимал у Чезаре и привязанность папы. После обильного празднества у своей матери Ванноццы Катанеи на винограднике Эсквилине Хуан и Чезаре отправились в Ватикан глубокой ночью. Здесь возле дворца, в котором жил папа, который был вице-канцлером, дороги братьев расходятся. Однако на следующий день, 15 июня 1497 года, слуги герцога Гандийского не обнаружили Хуана дома. Поиски начали по приказанию папы только на следующий день и наткнулись на важного свидетеля — Джорджо Скьявино, который в названную ночь сторожил бревна в лодке, стоявшей на якоре у берега Тибра. Он видел, как двое мужчин с явной осторожностью вышли на улицу, где располагалась больница Святого Иеронима. Осмотрев все окружающее, таинственные ночные «гуляки» исчезли. Затем из переулка выехал всадник на белом коне, с телом, переброшенным через седло. Когда всадник подъехал к берегу, туда, где сбрасывают мусор в воду, вновь появившиеся двое мужчин сняли тело и, раскачав, швырнули в реку. На вопрос всадника, затонул ли труп, пешие ответили: «Да, монсеньор». Всадник, подъехав к самой кромке воды, увидел всплывшую накидку мертвеца и приказал бросать в нее камни, чтобы утопить. Потом все уехали.

Такие показания были настолько серьезны, что рыбакам и добровольцам обещали награду за страшный «улов» в Тибре. Более 300 человек с сетями и грузами пытались нащупать и вытащить тело со дна реки. Когда его все-таки нашли и подняли, это оказался сын папы Александра VI. На нем все еще были его бархатная накидка, камзол, шпоры, кинжал и перчатки у пояса. В кошельке сохранились 30 дукатов, что, бесспорно, свидетельствовало о мотиве убийства, далеком от корысти. Убийц было несомненно несколько, потому что на теле было обнаружено девять ран от ударов кинжалом с широким лезвием: восемь — на теле и ногах и один — смертельный — в горло.
Папа оплакивал своего любимого сына и сразу же приказал искать убийц. Но через двадцать дней работы полиции он приказал прекратить поиски, потому что ему стал известен убийца — другой его сын, Чезаре, рвавшийся к единовластию любыми средствами. И, как только закончились дни скорби, папа назначает Чезаре Борджиа своим легатом при церемонии коронования в Капуе короля Фредерика. С этого момента дороги папы Александра VI и его сына Чезаре тесно переплетаются, а их методы действий, их преступления становятся неотличимыми друг от друга.

Полезные ссылки: российский pokerstars net

Читайте также:

Категории