Палачи реального мира. Часть 4

Главная » Истории » Палачи реального мира » Палачи реального мира. Часть 4

Инквизиции было известно, что Бруно читал запрещенные книги арабов и персов, изучал пифагорейское язычество и нумерологию, анализировал древнюю алхимию как науку познания мира элементов и души. В 28 лет Бруно покинул монастырь и через Северную Италию попадает в Швейцарию. Встречаясь с гуманистами Германии, Франции, Англии, он пишет свои антирелигиозные трактаты, разрабатывает основы новой философии. Шпионы инквизиции не только следили за всеми шагами и трудами ученого, но и подсылали к нему провокаторов. Одним из таких провокаторов выступил патриций Венецианской республики Джованни Мочениго, пригласивший ученого для выступления перед членами Совета мудрых. Бруно привлекла такая возможность — в Венеции были сосредоточены научные общества и академии, куда приезжали из крупнейших центров протестантского и мусульманского миров, а не только из католических стран. Правда, в отличие от Неаполя, в Венеции существовала инквизиция, которая хотя и не устраивала аутодафе, как в Испании или в Риме, зато отвозила приговоренных в открытое море и топила там несчастных между двумя гондолами.
Джордано Бруно арестовали через год после прибытия в город на воде. Его дело открылось таким доносом Мочениго от 23 мая 1592 года:

«Я, Джованни Мочениго, сын светлейшего Марко Антонио, доношу по долгу совести и по приказанию духовника о том, что много раз слышал от Джордано Бруно Ноланца, когда беседовал с ним в своем доме, что когда католики говорят, будто хлеб пресуществляется в тело, то это — великая нелепость; что он не видит различия лиц в божестве, и это означало бы несовершенство бога; что мир вечен и существуют бесконечные миры... что Христос совершал мнимые чудеса и был магом, как и апостолы, и что у него самого хватило бы духу сделать то же самое и даже гораздо больше, чем они; что Христос умирал не по доброй воле и, насколько мог, старался избежать смерти; что возмездия за грехи не существует; что души, сотворенные природой, переходят из одного живого существа в другое; что, подобно тому, как рождаются в разврате животные, таким же образом рождаются и люди.

Он рассказал о своем намерении стать основателем новой секты под названием „новая философия". Он говорил, что дева не могла родить и что наша католическая вера преисполнена кощунствами против величия божия; что надо прекратить богословские препирательства и отнять доходы у монахов, ибо они позорят мир; что все они ослы; что все наши мнения являются учениями ослов; что
у нас нет доказательств: имеет ли наша вера заслуги перед богом; что для добродетельной жизни совершенно достаточно не делать другим того, чего не желаешь себе самому...»
Задержанного ученого допрашивали венецианские инквизиторы Габриэль Салюцци и папский нунций Людо-вико Таберной. Копии протоколов направлялись лично папе в Рим, а оттуда постоянно требовали переправить самого еретика. Рим угрожал свободолюбивой республике разрывом отношений и наложением на непослушных папского интердикта. Венецианцам внушалось, что Джордано Бруно закоренелый преступник, что его уже привлекали к суду и заключению в Неаполе и в Риме, а потому рассмотрение дела такого, вторично впавшего в ересь богоотступника возможно только в Риме.

19 февраля 1593 года закованный в кандалы Джордано Бруно был отправлен в Рим морским путем в сопровождении эскорта военных кораблей и при личном присутствии Ииполито-Марии Беккарии, которого за активный захват еретика ожидала награда — назначение на должность генерала ордена иезуитов. Прибытие заключенного держалось в полной тайне, а главное, завершилось для всех полной неожиданностью. Упорствующего Бруно тут же заключили в тюрьму и .содержали там без свиданий и даже без допросов три года. Этим захоронением заживо в казематах инквизиции последний раз пытались сломить волю ученого. А между тем были собраны все труды и рукописи Бруно, их внимательно изучали, подбирались догматические трактовки, [юшались процедуры отлучения доминиканца от церкви и изобретались меры по нейтрализации влияния этого события на ученый мир Европы. Среди судей, жаждавших расправы с непокорным, были кардиналы и бывшие верховные инквизиторы, папские комиссары по делам инквизиции в разных европейских странах. Естественно, присутствовали и инквизиторы из Испании, считавшиеся наиболее надежными и твердыми в соблюдении христианской веры при проведении судов. И все они столкнулись с твердой решимостью судимого не признавать за собой еретичности действий и высказываний, относящихся, по его убеждению, только к сфере науки, знаний прошлого и настоящего. К заключенному подсаживали в камеру провокаторов. От него требовали десятки раз объяснения одного и того же, надеясь на оговорки, на запутанность высказываний, на страх перед неминуемым наказанием.
И на каждом допросе ученый уверенно и твердо излагал свое видение мира, называя силы, творившие все живое и неживое, божественными, потому что других определений наука философия им не нашла:

«Я говорю, что в каждом мире с необходимостью имеются четыре элемента, моря, реки, горы, пропасти, огонь, животные и растения. Что же касается людей, то есть разумных созданий, то я предоставляю судить об этом тем, кто хочет так их называть. Однако следует полагать, что имеются разумные животные. Что же касается, далее, их тела, то есть смертно оно, как наше, или нет, то наука не дает на это ответа. Раввины и святые Нового завета верили, что существуют живые существа бессмертные по милости божией. Их имеют в виду, когда говорят о земле живущих и месте блаженных, по псалму: „Верую, что увижу благость господа на земле живых", откуда нисходят ангелы в виде света и пламени. Так толковал Святой Василий следующий стих: „Ты творишь ангелами твоих духов, служителями твоими — огонь пылающий", полагая, что ангелы телесны, и святой Фома говорил, что не составляет вопроса веры, телесны ангелы или нет. Основываясь на этом, я считаю для себя допустимым мнение, что в этих мирах имеются разумные существа, живые и бессмертные, которых следует скорее называть ангелами, чем людьми. Как философы-платоники, так и христианские богословы, воспитанные на учении Платона, определенно называют их разумными, бессмертными существами, в высшей степени отличающимися от нас, людей...»

Блестяще толкуя Святое писание, Джордано Бруно не попадался на провокации богословов, а его научные прогнозы, несмотря на удивительные суждения о других да-
леких мирах и о возможных их жителях, отталкивались от постулата существования некой божественной силы, творящей все и везде. Папа Климент VIII вместе с членами суда инквизиции потребовали от ученого отречения от научной ереси, но даже после семи лет заключения, бесконечных допросов и пыток Джордано Бруно упорствовал в своих убеждениях, основанных на фактах науки и древнем опыте человечества.
8 февраля 1600 года в церкви св.

Полезные ссылки: Имитации знаменитых картин от Glenn Brown . Купить цветы в Барнауле русский букет доставка цветов в Барнауле.

Читайте также:

Категории