Палачи реального мира. Часть 3

Главная » Истории » Палачи реального мира » Палачи реального мира. Часть 3

После долгих уговоров королевской четы Великому инквизитору удалось принять решительные меры против евреев. 31 марта 1492 года был опубликован королевский указ, предписавший всем иудеям в трехмесячный срок принять католическую веру или покинуть Испанию. Все имущество отъезжавших конфисковывалось в пользу короны. Разные источники указывают, что родные земли покинуло от 300 до 800 тысяч человек и лишь 50 тысяч приняли христианство. Многие в одиночку и группами обращались за защитой к папе Римскому, сопровождая свои просьбы серьезными денежными взносами. Сикст IV в личном послании Торквемаде выражал похвалу его рвению, в то время как новым христианам обещал поддержку. Сикст IV так оценивал свершенное Великим инквизитором:

«Мы слышали... и мы в восторге, что вы, обогащенные познаниями и облеченные властью, направили свое усердие на предметы, возвеличивающие имя господне и полезные истинной вере. Мы ниспрашиваем на вас божье благословение и побуждаем вас, дорогой сын, продолжать с прежней энергией и неутомимостью способствовать укреплению и упрочению основ религии, и в этом деле вы всегда можете рассчитывать на нашу особую милость».

Толедский философ и архиепископ Бартоломе де Кар-ранса, бывший исповедником короля Филиппа II, написал книгу «Комментарии на христианский катехизис», в которой инквизиторы усмотрели вольнолюбие. Философа обвинили в ереси и заключили в тюрьму. Через семь лет заключения вольнолюбца затребовал Рим и еще девять лет держал старика в заключении в крепости св. Ангела. Только после такого испытания его судили, заставили отречься от своих идей и сослали умирать в один из монастырей в Орвьето. Преследовались инквизицией историки мистицизма Франсиска Эрнандес и Мария Касала, философ Хуан Луис ВИвес, знаток греческого и латыни, переводчик древних книг Хуан Вергара, профессор университета Алкалы Матео Паскаль и ректор того же университета Педро де Лерма, профессора Саламанского университета Луис де Леон, Гаспар де Грахаль и сотни других ученых. И речь не шла о новых знаниях, инквизицию и церковь пугало даже распространение давно известного, старого.

С 1526 года папство вводит строжайшую цензуру на книги и печатные издания и в то же время собирает и прячет в своих архивах и тайниках редкие рукописи христианства, мусульманства, язычества. Инквизиция, как послушный инструмент папства, не только следит за уничтожением запрещенных трудов, но также и за изъятием попавшего в специальные списки — «Индексы» — из официальных библиотек и хранилищ. В эти списки попадают не только переводы Библии на живые языки, но и произведения гуманистов, полемические трактаты, книги о магии, алхимии, тайных науках персов, египтян, картины, рисунки религиозного и исторического содержания, не соблюдавшие канонический стиль. Практически в «Индексы» были занесены произведения Данте, Абеляра, Рабле, Савонаролы, Кеплера, Овидия, Томаса Мора, Бэкона. За распространение, чтение и хранение произведений этих авторов людям грозили костры и вечный позор. Папский престол зорко следил за гуманистами и учеными мира, отправляя свои приказы инквизиторам и правителям Испании, Франции, Нидерландов, Германии по поводу того, как поступать с Мартином Лютером или Иоанном Кальвином, Ульрихом Цвингли или Галилео Галилеем. В коридорах папства решалось, кому из мыслителей необходимо предложить отречение, кого убить тайно в казематах инквизиции, а кого обесчестить, опорочить, выдать за проходимца, колдуна, ведьму, пособника дьявола. И сейчас еще в тайных хранилищах Ватикана хранятся документы судилища Жанны д'Арк и Жиля де Рэ, Дж. Бальзамо и Пико делла Мирандолы. Одним из самых ярких свидетельств жестоких гонений церкви на творческую мысль может служить судьба философа и алхимика, астронома и астролога Джордано Бруно. Сегодня, когда неизвестно почти ничего из побудительных причин этого процесса, сам факт его проведения доказывает одно — страх перед открытиями, который и в те времена, как и в более поздние, заставлял приносить в жертву лучших людей эпохи.
6 февраля 1600 года в Риме собралась группа из девяти кардиналов, конгрегация инквизиции, и вынесла приговор крупнейшему мыслителю эпохи Возрождения, объявленному «князем еретиков».

«Мы, — записали собравшиеся в своем решении, — признаем, называем и объявляем тебя, Джордано Бруно, нераскаявшимся, упорствующим и безответственным еретиком. Поэтому ты подлежишь осуждению и всяческим наказаниям церкви в соответствии со священными предписаниями, законами и установлениями, как общими, так и особыми, какие налагаются на таких, как ты, явных, упорствующих и нераскаявшихся еретиков. Как такового мы исключаем тебя из духовного сословия и объявляем о лишении тебя прав на любой большой и малый церковный чин. Ты должен быть отлучен от церкви, милосердием которой ты недостойно пользовался. Мы передаем тебя светскому суду и суду присутствующего здесь губернатора Рима, чтобы он наложил на тебя подобающее наказание — при этом мы настоятельно просим смягчить наказание для тебя и, по возможности, не подвергать смертной казни и четвертованию.

Мы также осуждаем и запрещаем все твои книги и сочинения как еретические и ложные, содержащие ересь и заблуждения.
Мы приказываем, чтобы отныне все твои книги были публично разорваны и сожжены на площади Святого Петра и внесены в список запрещенных книг, и да будет так, как мы говорим. Итак, мы торжественно заявляем, что осуждаем и исключаем тебя из духовного звания и отлучаем от церкви, и мы поступаем по отношению к тебе еще очень милосердно, хотя с полным правом могли и должны были бы обойтись более сурово. Это объявляем тебе мы, кардиналы инквизиции».
А 17 февраля 1600 года другой суд — светский — приговорил Бруно к сожжению на Цветочной площади. Исполнителями определили палачей «Братства обезглавленного святого Иоанна Крестителя».

Его вели к месту казни с кляпом во рту, срывая по дороге одежды. К ритуальному столбу инквизиции его приковали железной цепью и обвязали мокрой веревкой, которая в жару костра должна была сжимать и без того обреченное тело жесточайшей пыткой. Так завершился один из самых постыдных эпизодов преследования церковной инквизицией ученого, который посмел возродить тайные знания древних о солнце, о земле, о мире, о вечном движении планет.
«В моих книгах можно найти, — писал он, — воззрения, которые сводятся к следующему: я считаю, что Вселенная бесконечна, что она — творение безграничной божественной силы. Я считаю недостойным божественной милости и силы, чтобы всемогущий Бог, который во власти сотворить, помимо этого мира, еще и другие многие миры, сотворил только один конечный мир. И поэтому я признаю, что существует бесконечное множество миров, миров, подобных нашей Земле, которую я (вместе с Пифагором) считаю звездой, подобно Луне, планетам и другим звездам, которым нет числа. Я считаю, что все эти небесные тела суть миры, что им нет числа, что все они образуют бесконечную совокупность в безграничном пространстве, которая называется бесконечной Вселенной, в которой находятся бесконечные миры. Из этого, в частности, следует, что истина находится в противоречии с верой. В этой Вселенной я вижу божий Промысел, благодаря которому каждая вещь живет, растет, движется и совершенствуется в этом мире. Он находится в мире, как душа в теле. Все во всем и все в любой части, и это я называю природой, тенью и одеянием Божества». Все это высказал Бруно на третьем допросе инквизиции, пытавшейся добиться от него отречения от своих знаний и признания себя виновным.

Джордано Бруно родился в городке Нола, близ Неаполя, и еще в пятнадцать лет вступил в доминиканский орден. Но, несмотря на приобщение к монашествующему сообществу, он рано понял ограниченность, лживость, скупость и лицемерие людей, одетых в рясы. В Неаполитанском королевстве, остававшемся свободным от жесткой политики папы римского и испанской инквизиции, не только давали приют бежавшим от христианских королей маврам и иудеям, но и признавали свободомыслие собственных граждан. Папа иногда направлял в Неаполь своих полномочных инквизиторов, но это не приводило к фанатичным безрассудствам в обществе. Инквизиторы пытались устроить против Неаполя крестовый поход, как это было совершено в свое время против Тулузы, но так и не собралась, а осуществлять преследовательские акции на свободной земле было весьма затруднительно.

Полезные ссылки: Почему почти все кошки боятся воды Почему кошки боятся воды. . mirkolec.ru

Читайте также:

Категории