Палачи реального мира. Часть 2

Главная » Истории » Палачи реального мира » Палачи реального мира. Часть 2

В 1020 году в старинной Тулузе, на юге Франции, были сожжены первые еретики. В 1146 и 1163 годах костры пылают уже в Германии. Папа Александр III из Рил объявляет крестовый поход против еретиков Гаскони, Альби, Тулузы, заранее отпуская грехи убийцам, насильникам, грабителям, согласным выполнить его волю. Папа Григорий IX с 1231 года распространяет инквизиционные суды по всему Апеннинскому полуострову. Папа Иннокентий IV отдает право судилища отступников веры до миниканскому монашескому ордену, особенно активно проявившему себя в Испании. В XV столетии инквизиция сделалась не только орудием религиозной, но и политической и культурной борьбы. И одним из особенно рев ностных исполнителей наказаний и гонений был испанец Торквемада. Десятки тысяч уничтоженных на кострах и переполненные тюрьмы. Сотни тысяч мавров и евреев, выселенных из Испании и подвергшихся уничтожению и преследованию. Разгромленные университеты, библиотек'), хранилища культурных ценностей «пришлых» народов, воспитывавших испанцев несколько столетий, — все это итоги деятельности Томаса Торквемады, который, по словам одного исследователя, «...кажется одновременно сверхчеловеком и недочеловеком и — неустрашимый среди проклятий, равнодушный к рукоплесканиям, щюзирающий мате риальные блага — ни в чем не проявившим себя величественным и достойным восхищения, кроме как в решительном самоотречении, с которым посвящал себя служению Богу, ни в чем не проявлял себя ужасающим и трагически беспощадным, как в реальных делах...»

Такое противоречивое определение самого фанатичного щюдставителя христианского суда вызвано его особой ролью в судьбе испанского народа. Только история Испании эпохи раннего средневековья потребовала выхода на сцену столь зловещей фигуры. И этот фанатик веры и фанатик исполнения был настолько необычен, настолько бесчеловечен и догматичен, что выделялся на фоне остальных инквизиторов. Чтобы понять, почему подобная личность появилась именно в Испании, необходимо более внимательно присмотреться к истории и условиям жизни тогдашнего общества этой страны.

Королевство вестготов, раскинувшееся в VIII веке на землях будущей Испании, подверглось в 711 году нашествию войск берберов Тарика. Мусульманский мир расширил свои земли до Пиренейских гор. По пути берберов следовали мусульманские племена султана Абдуррахма-на Омейяда из Африки, изгнавшие победителей. Они осев '-чли здесь в X веке Кордовский халифат. Оттесненные в горные крепости христиане, предводительствуемые Альфонсом I, основали испанское королевство Галисия и стали теснить мавров с захваченных земель. Частично равнины Леона и Кастилии были освобождены, а мавры, или, как их еще называли, сарацины, отступали. Завоевателей поддержали войска Юсуфа бен Текуфина, создавшего рядом с христианскими крепостями империю Альморавидов. В этом уголке Европы столкнулись христиане, мусульмане и иудеи, освоившие равнины еще до мусульманских завоевателей. Кастилия, Леон, Арагон и королевство Португалия находились в состоянии непримиримого противоборства с мусульманами, в то время как иудеи, близкие последним по традициям и культуре, умудрялись жить во взаимопонимании с завоевателями.

Восточные племена принесли на земли вестготов свою культуру, традиции строительства крепостей и общественных сооружений, свои книги, науки. Вместе с войсками пришли строители, астрономы, астрологи, маги, предсказатели, алхимики, писцы, счетчики, знатоки арабских традиций. На завоеванных землях, помимо фортификационных сооружений, возникали школы, университеты. Благодаря евреям стала разворачиваться торговля с далекими от Европы землями, получили развитие ремесла, распространенные на Востоке. В XIII веке крохотные государства Леон и Кастилия объединились в королевство и в союзе с Арагоном нанесли маврам грозное поражение. Сначала была освобождена Кордова, потом Севилья, а потом и часть Гранады. Фердинанд Арагонский и Изабелла Кастильская не просто сочетались в 1474 году браком, но договорились освободить от завоевателей все земли побережья Средиземного моря и Атлантики. Мавров было решено изгнать из европейских, испанских земель. А для образования сильного единого государства необходимо было сплотить нацию, и поводом для воссоединения могла быть только идея изгнания иноверцев — мавров и иудеев. Вот тут-то суды инквизиции, боровшиеся по всей Европе с еретиками, и должны были сыграть роль объединяющего фактора.

Изабелла Кастильская ставит во главе испанской инквизиции своего духовника, монаха доминиканского ордена Торквемаду. Она верила в его фанатичную преданность трону и христианству. Она видела его аскетический, почти нищенский образ жизни. Она ощущала его неуемную энергию, рвавшуюся на деяния, объединяющие нацию. Поэтому Изабелла, вопреки устоявшейся практике присылки полномочных представителей инквизиции из Рима, добилась у папы назначения на эту должность Торквемады. Этот защитник христианской веры — высокий худой мужчина в черном плаще, с узкими плечами, вечно укрытыми только самыми грубыми одеждами, — был настоятелем доминиканского монастыря Санта-Крус в Сеговии. Он поддерживает Изабеллу в годы юности, когда между нею и престолом стояли более сильные претенденты. Он сопровождал Изабеллу на тайное венчание с Фердинандом, против брака с которым выступали другие члены королевской семьи. Помимо личной преданности королеве этот пятидесятивосьмилетний доминиканец славился в народе аскетизмом и удивительными речами-проповедями в защиту христианской веры. Так что, когда встал вопрос о борьбе с иноверцами, лучшего кандидата на пост главы испанской инквизиции, чем этот богослов, нельзя было и найти.
1480 год, в который было официально объявлено о начале борьбы за чистоту веры, стал трагическим для мавров, живших в испанских владениях, и для евреев — «новых христиан», принявших христианство под давлением агрессивно настроенного окружения. Несколько тысяч человек «инородцев», увидавших процессию доминиканцев перед монастырем Святого Павла в Севилье, выбранного штаб-квартирой нового суда, бежали от грозной неизвестности. Свирепствовавшая во Франции, Италии, Германии инквизиция не давала повода сомневаться в методах действий испанского судилища. Но то, что произошло вслед за этим, не могло присниться даже в самом дурном сне. По всему королевству, особенно в Кадисе, в порту которого скопились беженцы, было объявлено о насильственном возвращении их в Севилью и заключении в тюрьму, впредь до суда. Сам факт побега служил достаточным основанием для обвинений в еретизме и других прегрешениях перед церковью христовой. Влиятельные и очень богатые «новые христиане» Севильи составляли петиции, писали протесты папе в Рим, щюдпринимали меры для подкупа доминиканских судей. Но Торквемада, сам составивший кодекс действий инквизиторов, жестко следил за ого безоговорочным исполнением. Хватали мавров — ученых, химиков, врачей, преподавателей. Схватили Диего де Сусана, чье состояние оценивалось в ^0 миллионов мара-веди. Подверглись щюследованию и наказанию правитель Трианы Хуан Фернандес Абалафио, главный судья и откупщик королевских пошлин, лиценциат Бартоломео Торралба. Их судили за ejiecb, и судьба этих далеко не последних людей Испании отразилась позднее в судьбах тысяч. Первое аутодафе, проведенное 6 февраля 1481 года, описано свидетелями во всех жестоких подробностях:

«Под конвоем алебардщиков Сусана и его товарищей водили по городу босыми, с кандалами на руках, в позорном покаянном мешке желтого цвета, чтобы их могли хо-• рошенько рассмотреть все жители. При виде достойных и уважаемых граждан в столь плачевном состоянии глаза людей наполнялись ужасом и тревогой. Во главе процессии шествовал облаченный в черные одеяния доминиканец, высоко поднявший зеленый крест инквизиции, обвязанныи траурной вуалью; за ним шли, по двое, соратники Святой палаты — члены братства святого мученика Петра; далее в кольце конвоиров следовали осужденные; и последними шли инквизиторы с приближенными и руководящий корпус доминиканцев из монастыря Святого Павла, возглавляемый настоятелем — фанатиком Охедой».

После позорного шествия осужденных завели в собор и заставили прослушать мессу с проповедью, посвященную теме предательства веры. Лишь после этой изуверской пытки их вывели за стены города и на лугах Табла-ды, привязанными к столбам, сожгли — во славу католической церкви.

Это первое судилище и последующая за тем конфискация имущества приговоренных значительно пополнили королевскую казну, которая отпускала солидную долю средств и на дело развития инквизиции — ведь необходимо было строить тюрьмы, содержать заключенных, выплачивать отступные деньги доносчикам, содержать палачей, солдат охраны, да и охранников главных инквизиторов, на которых то и дело совершались покушения.

Томас Торквемада был и творцом, и идеологом испанской инквизиции, и хотя она в ощюделенной мере отличалась от деятельности инквизиции других стран тем, что преследовались здесь главным образом мориски (мавры, обращенные в христианство насильно) и «новые христиане» (обращенные евреи, тайно исповедовавшие иудаизм), — уничтожение кНиг-рассадников ереси, авторов «зловредных» писаний, философов, ученых-натуралистов было обязательной чертой борьбы за чистоту веры. Фанатик Торквемада видел цель своей жизни в истреблении морис-ков и маронитов, которых он считал врагами веры и нации. Жестоко и коварно, с неутихавшей восемнадцать лет мстительностью и колоссальной энергией доминиканец добивался своей цели. Поддержка Изабеллы и Фердинанда обеспечивали ему роль диктатора
В Испании, от страха онемелой, Царили Фердинанд и Изабелла, Но властвовал железною рукой
Великий инквизитор над страной... Он был жесток, как повелитель ада, Великий инквизитор Торквемада...
Г. Лонгфелло
Мало того, что Торквемада не любил людей, не доверял им и считал себя инструментом божественного провидения, он имел определенную цель, к которой стремился все восемнадцать лет своего управления инквизицией. Гигантские деньги, получаемые им от конфискации, шли на строительство монастырей и церквей. Индульгенции, продаваемые церковью Испании с его благословения, шли на вооружение королевского войска. А сам Великий инквизитор благословлял лишь тех, кто шел на войну за испанские земли, изгонял мавров, преследовал евреев, отнимал имущество у эмигрантов.

Полезные ссылки: знаки приоритета дорожного

Читайте также:

Категории