Палачи реального мира. Часть 1

Главная » Истории » Палачи реального мира » Палачи реального мира. Часть 1

Время от времени, с завидным постоянством, на земле появляются люди-злодеи — такие, как предводитель племен гуннов Аттила, производивший опустошительные завоевания, или Иосиф Сталин, планомерно уничтожавший свой народ. Время сохранило предания и о делах злодеев помельче — об Игнатии Лой-оле, Торквемаде, Кортесе, Писарро, Гитлере, Екатерине Медичи, графе Дракуле, людоеде Джеффри Дамере, Лаврентии Берии. Представляется достойным удивления постоянство появления таких личностей в разных эпохах, но, пожалуй, еще большее удивление вызывают злодеи необъявленные. Постоянно, с роковой необратимостью, некие люди, одержимые жаждой разрушения и уничтожения, отыскивают свои жертвы в среде ученых, писателей, философов, религиозных деятелей, хранителей старинных знаний, документов, манускриптов и, приговаривая найденных к вечному проклятью, добиваются «казни»... И хотя дальнейший рассказ пойдет о вполне конкретном палаче в монашеском одеянии, разыскивавшем свои жертвы совершенно целенаправленно, многие факты из бесконечной вереницы подтверждают существование страшного заговора по планомерному уничтожению людей. Некоторые из фактов в истории наследований собрала и опубликовала Г. Лелянова, и ее бесстрастный анализ лишний раз подтверждает рассказанное Ж. Бержье, Ж. Вале и другими.

В октябре 1986 года в Бристоле элегантно одетый мужчина привязал веревку к дереву, накинул петлю на другом конце себе на шею и, сидя в машине, резко нажал на газ. Смерть наступила мгновенно. Полиция установила имя самоубийцы. Им оказался профессор Аршад Шариф. Самым удивительным в этом самоубийстве было то, что решившийся на этот шаг ученый проделал для чего-то сто километров от своего дома в Лондоне к Бристолю.

Через несколько дней другой профессор — Вимал Да-зибай совершил подобное же путешествие, чтобы броситься головой вниз с Бристольского моста. И Этот удивительный список необъяснимых самоубийств и загадочных смертей можно продолжать достаточно долго: в январе 1987 года объявлен скоропостижно умершим Синг-Гида; в феврале ученый Питер Пиппел был задавлен машиной в своем гараже; в марте Дэвид Сэндс направил свою машину в стену кафе; в апреле все того же 1987 года повесился исследователь Марк Визнер; был убит Стюарт Гудинг; «упал с моста» Дэвид Грингхал. Погибшие за очень короткое время ученые, исследователи паранормальных явлений, составили лишь незначительную часть из перечня «пропавших» в прошлом...

В 1903 году в своей лаборатории был найден мертвым русский ученый М. М. Филиппов. Помимо разгрома лаборатории, было установлено, что пропала рукопись его новой готовой работы — «Революция посредством науки, или Конец войнам». Своим друзьям экспериментатор писал незадолго до кончины: «Я могу воспроизвести пучком коротких волн всю силу взрыва. Взрывная волна полностью передается вдоль несущей электромагнитной волны, и таким образом заряд динамита, взорванный в Москве, может передать свое воздействие в Константинополь. Проделанные мной эксперименты показывают, что этот феномен можно вызвать на расстоянии в несколько тысяч километров. Применение такого оружия в революции приведет к тому, что народы восстанут, и войны сделаются совершенно невозможными». Сколь велика была научная эрудиция Филиппова, говорят такие факты, как перевод им на французский язык главного труда Менделеева «Основы химии» и публикация работ Циолковского по реактивным приборам тогда, когда практического значения им еще никто не придавал.

В 1933 году в Германии нацисты сожгли все экземпляры книги «Розенкрейцеры. К истории Реформации». Особое внимание уделялось издательству, архивам, наследникам, которые могли обладать рукописными вариантами книги.

В 1940 году нацисты, захватившие Париж, произвели настоящий погром в издательстве Дорбона-старшего, издавшего книгу Сент-Ив д'Альведра «Миссия Индии в Европе и европейская миссия в Азии. Проблема Махатм и ее решение». Благодаря исследованиям Ж. Бержье было установлено, что д'Альведра еще в 1885 году было приказано под страхом смерти уничтожить написанное. Хотя все находившееся у автора было ликвидировано, но несколько экземпляров, видимо, к тому времени «разошлось» по издательствам, один из которых и вышел в свет. Наверное, уместно вспомнить и настоящую охоту, устроенную американскими спецслужбами за рукописями Фулканелли, которого ученые Франции и Америки справедливо подозревали в овладении секретом практического использования феномена расщепления атомов. Правда, по свидетельству того же Бержье, последний «алхимик» Европы сумел выскользнуть из приготовленных ему сетей, но сколько тех, кто, отказавшись делиться знаниями, вошел в скорбные перечни «покончивших счеты» с жизнью! Владельцы сегодняшних открытий лишь дополнили бесконечный перечень «загадок», а точнее, открытий, оставленных древними магами, алхимиками, философами...

Уже произнося эти древние как мир слова — «магия», «алхимия», «герметика», «нумерология», мы сразу же погружаемся в малознакомый и очень противоречивый мир открытий, о которых сегодня никто ничего не знает и о которых сложилось весьма превратное представление. И все же некоторые имена, пожалуй, могут возвратить частицу доверия к утраченным знаниям. Среди них Мастер цифровой магии Пифагор и отдавший много лет жизни занятиям алхимией. Ньютон; философ, естествоиспытатель, врач Парацельс, доказывавший, что человек составляет единое целое с мировой душой природы, и создатель теории четырех элементов, четырех стихий, образующих четыре группы совершенных тел мироздания, — Агриппа Неттесхеймский, пользовавшийся в XVI столетии общеевропейской славой как ученый и алхимик. Были среди знатоков и почитателей тайных наук и такие известные исторические личности, как Нострадамус, Бэкон, Галилей, Д. Бруно.

Исследователь тайных наук и крупнейший ученый XX столетия Ж. Балле совместно с А. Хайнеком создал в 70-х годах сообщество ученых, чьи изыскания отрицались официальной наукой. Члены «невидимого колледжа» ученых-единомышленников доказывали, что и магия, и религия, и наука сегодняшнего дня — это всего лишь способы теоретического осмысления окружающего мира в его многообразии. Великие открытия очень часто опережали свое время. И тогда консервативные слои общества в испуге уничтожали открытия, а вместе с ними и самих первооткрывателей. Но знания продолжали пробивать себе дорогу, оставаясь временно в виде манускриптов и зашифрованных книг, в виде учений, которые передавались участникам тайных обществ, наконец, в виде мифов и сказаний. Борьба с новыми знаниями и их открывателями во все времена была жестокой и бескомпромиссной. Казалось, что через всю историю человечества прошествовал некий таинственный Герострат, упорно поднимавший руку на творческую мысль. И когда оцениваешь предусмотрительные действия Пифагора, создавшего целую школу учеников, годами познававших учение, чтобы передавать его следующим поколениям, приходишь к выводу, что у Герострата тоже была школа... Неизвестные ученики Герострата жгли библиотеки, громили хранилища знаний, уничтожали авторов учений и открытий, заставляли отрекаться слабых духом, организовывали преследования и компрометацию тех, кто не поддавался угрозам. Благодаря этим организованным противодействиям до наших дней дошло великое множество оболганных имен, а науки и учения древних исследователей, дошедшие до нас в крайне фрагментарном виде, воспринимаются как лженауки. И все же в истории человечества были целые столетия, когда безымянные преследователи наук и учений открывали свои истиные цели и оставили свои имена. Случилось это тогда, когда Великие географические открытия расширили горизонты мира, когда алхимия с философией подобрались к самому порогу открытия будущего человечества, когда астрология и астрономия доказали взаимозависимость мира человека от мира звезд и ритмов Вселенной. Это было время, когда ортодоксальная христианская религия обрушила на европейские страны топор инквизиции. Правда, один из восторженных поклонников сведения счетов с непокорными — Пармо, автор сочинения «О происхождении и развитии инквизиции», определенно заявлял, что суд над Адамом и Евой после их грехопадения был первым инквизиционным процессом, однако роковое слово впервые появилось лишь в законодательстве императора Феодосия I в 383 году. Следом были изданы законы императоров Аркадия, Гонория и Феодосия II. Первые века христианства прошли под знаком сплошной борьбы с ересью. Но первые последователи Христа — епископы— не карали, а увещевали несогласных. До XIII века борьба с ересью имела временный характер. Именно тогда наступило время, когда церковь превратилась в серьезную политическую силу. Римские первосвященники после папы Григория VII получили возможность принуждать королей и императоров бороться с еретиками. Наступало время борьбы с неверными на Востоке в защиту Гроба Господня; с богатыми, но вольнолюбивыми подданными графа Ту-лузского Раймонда VI; с катарами и альбигойцами, проповедовавшими равенство в бедности для всех «братьев веры»; наконец, с персидскими магами, греческими неоплатониками, «староверами» евреями и хранителями старых знаний, мешавших христианскому единовластию.

Полезные ссылки:

Читайте также:

Категории