Дорога от Чертова моста. Часть 3

Главная » Истории » Дорога от Чертова моста » Дорога от Чертова моста. Часть 3

Не менее широко и всесторонне объясняет философ и понятие «Астральный свет» — как универсальную и живую эфирную стихию, еще более эфирную и высокоорганизованную, чем Акаша. Первая является универсальной, последняя же — только космической, т. е. относящейся к нашей Солнечной системе. Астральный свет, по мнению Парацельса, это одновременно и стихия, и сила, объемлющая свойства всех вещей. Это хранилище памяти Великого мира (Макрокосма), содержание которого может снова и снова воплощаться в объективные формы; это хранилище памяти Малого мира, Микрокосма человека; из этого1 хранилища человек может вызывать прошедшие события. Астральный свет, по Парацельсу, равномерно распространен по всему межпланетному пространству, однако более плотен и активен возле некоторых объектов по причине их молекулярной активности, особенно около головного и спинного мозга человеческих существ, которые окружены им как аурой.

Уже простое определение таких понятий, как «Акаша» и «Астральный свет», которые хранят информацию о материальном мире и могут «делиться» этой информацией с умеющими ее получить людьми, делали Парацельса одним из высочайших мыслителей своего времени. А если учесть, что им оставлено несколько предсказаний, касающихся судьбы Франции, Наполеона I, Германии и развития всего комплекса отношений между этими двумя странами, то определение понятий не простая догадка, а результат исследований и, может быть, экспериментов. Ведь сама идея «улавливания» информации, или так называемое ясновидение, в XVI столетии была почти необъяснима на теоретическом уровне. Снова и снова возвращается исследователь к вопросу странных связей тела и сознания, что на долгие годы предопределило его интерес к оккультизму. Сила воображения человека, по мнению Парацельса, позволяет внутри «маленькой вселенной», т. е. собственно человека, открывать обширные пространства внутреннего мира, а это значит, находить параллели о миром внешним — с Вселенной.
Обычный средневековый врач, вступивший в борьбу со своей корпорацией, Парацельс был ненавидим коллегами и восхваляем больными, а литераторы и историки, вроде биографа Фрэнсиса Баррета, добавляли к его имени определения самых высоких степеней превосходства: «Принц врачей и Философ Огня, Великий предсказательный Врач; Трисмегист Швейцарии, Первый Реформатор Химической Философии; Адепт Алхимии, Каббалы и Магии; Верный Секретарь природы, Мастер Эликсира Жизни и Философского Камня», а также «Великий Монарх Химических Секретов».

Такое обилие эпитетов может показаться преувеличением, но легенды и вполне достоверно установленные случаи из практики этого удивительного человека говорят, что многое из свершенного им настолько необычно, что даже подобные эпитеты кажутся вполне заслуженной данью признательности и восхищения. Парацельс отверг священные авторитеты медицины — Авиценну и Галена, но продолжал успешно лечить чуму, проказу и даже рак, о чем свидетельствует сильно страдавший Эразм Роттердамский, начертавший слова признательности этому человеку. Молва отметила одного герцога, вылеченного им от смертельной опасности благодаря лекарству из осколков и пыли драгоценных камней, а архивы муниципалитетов многих германских городов и по сей день хранят десятки зафиксированных в документах примеров удачных излечений. О замечательных проявлениях признательности и веры в его талант свидетельствуют факты паломничества к могиле Парацельса. Известно, что в 1830 году, когда городу Зальцбургу угрожала холера, люди приходили к его могиле и молили отвести беду от их домов. Хроникеры Германии отметили, что смертельный бич обошел городок, хотя обрушился на другие города Германии и Австрии. Одни приписывали это влияние, как всегда, магии, другие — беспредельной вере людей в человека, творившего добро благодаря своему врачебному таланту.

К магии Парацельс испытывал особое влечение, и совсем не случайно учителем его юности был знаменитый алхимик и адепт Соломон Трисмозин, поучавший своего подопечного: «Исследуй, что можешь, и то, что ты можешь, является частью того, что ты знаешь, и вот это-то ты действительно умеешь. То, что вне тебя, также и внутри тебя...» Неустанный скиталец, Парацельс был также и неустанным исследователем. Он изучал природу и звезды, организм человека и свои ощущения от восприятия больных. Он накапливал опыт и определенно убедил себя в том, что человек, не имеющий интуиции и навыков в практической магии, просто не в состоянии заниматься врачебной практикой. Но его представления о магии в значительной степени отличались от представлений других адептов оккультизма. В своем перечне понятий Парацельс так объяснял древнюю науку: «Магия — Мудрость; наука и искусство сознательного использования невидимых (духовных) сил для произведения видимых результатов. Воля, любовь и воображение — магические силы, которыми обладает каждый; и тот, кто знает, как их развивать и использовать сознательно и эффективно, является магом. Тот, кто использует их с добрыми намерениями, практикует белую магию. Тот, кто использует их с эгоистическими или дурными намерениями, является черным магом». Франц Гартман, уделивший много времени изучению наследия философа, считал, что Парацельс использовал термин «магия» для обозначения высочайшей способности человеческого духа контролировать все низшие влияния ради целей добра. Акт использования невидимых сил с дурными целями он категорически не признавал. И что самое удивительное: отдавая много сил на познание сил природы, Парацельс соотносил магию с силами высшего духа, принимавшего участие в образовании всего мира, в то время как колдовство выводил из сил человеческой и животной души. Так процессы, протекающие благодаря силам Макрокосма (Вселенной), находили отражение в Малом мире, или Микрокосме.
Этот необычный человек верил, что его новые теории, основанные исключительно на знании сил природы, рано или поздно должны одержать победу в химии в медицине, в философии, наконец, в практической фармакологии. Энергия Парацельса помогала ему, несмотря на невероятное противодействие, пробиваться сквозь ортодоксальные науки средневековья, бороться с ревностью своих коллег, со страхом и непониманием больных. Победить этого удивительного человека было попросту невозможно, может быть, по этой причине история глухо повествует, что умер Парацельс не своей естественной смертью, а в результате покушения. Во всяком случае, ряд источников повествует о том, что, несмотря на постоянное ношение длинного и острого меча, в трагической драке с многочисленными вооруженными людьми, задиравшими его, оборвалась удивительная жизнь человека новой формации.

Почти во всех случаях появления в мировом сообществе новых знаний личности, ставшие их носителями, были обречены на одиночество. Многие из них испытали на себе и враждебность коллег, и озлобление толпы, воспринимавшей открытие гениев как «подарок дьявола». Проходит определенный период времени, прежде чем открытие получает признание. Ведь мысли других становятся нам понятными или интересными, если наше сознание, а возможно, и подсознание хотя бы в какой-то степени заполнено подобными размышлениями. Так произошло и с открытиями Парацельса, которые не находили отзвука в окружавшей его среде.

Полезные ссылки: Держи ссылку на икра из сушеных грибов vsegriby.com. . Подробнее про акушерство и гинекология здесь www.ginekol.com.

Читайте также:

Категории