Будущее заставляет себя вспоминать. Часть 2

Главная » Истории » Будущее заставляет себя вспоминать » Будущее заставляет себя вспоминать. Часть 2

Предки Нострадамуса — еврейские сефарды, воспринявшие арабское искусство врачевания, веру в древнейшую астрологию персов, наконец, древнееврейскую каббалу, просто вынуждены были бежать от «правосудия», от костров и пыточных камер, от угрозы доноса и наветов. Значительная часть мавров и евреев из Испании переселилась в Африку, в то время как семья Мишеля оказалась во французском Провансе, научив своих членов скрывать от общества помыслы, дела и желания. Именно такой подход к отношению с обществом может объяснить и скудость сведений о Нострадамусе, не только продолжившем наследственные занятия врачеванием, но и сохранившем интерес ко всем тайным наукам древности. Принявший христианство и получивший образование в университете Монпелье, Мишель бродячим лекарем исколесил южные провинции Франции, наблюдая жизнь и смерть, борьбу простых людей за скромное место под солнцем и противостояния и интриги именитых родов, правителей и церкви за упрочение благосостояния и власти. Все это лишний раз убедило его в необходимости скрывать собственные мысли. И для скрытности у Нострадамуса были все основания. Секретные службы иезуитов организовывали десятки заговоров не только в Испании, но и во Франции, Англии, в ходе которых совершались политические сделки, заключались и разрывались союзы, приводились к власти или насильственно убирались короли и наследники. В это же время французские правители поражали всю Европу пристрастием к магии, колдовству. Екатерина Медичи занималась черной магией и содержала целый штат врачей-отравителей, фармацевтов, астрологов, колдунов. Карл IX уделял время и фанатичной набожности, и откровенным при страстиям к некромании, используя для придворных интриг противостояние католиков и гугенотов. Для достижения королевских целей используют мага из Труа Эшеля и психически больного монаха Жака Клемана, которых после совершения магических и ритуальных действий уничтожают также беспощадно, как это делалось в Испании. В образованных кругах постоянно говорят об использовании «энвольтирования», или «черной мессы сатанистов», для убийства Карла IX, членов Ло-тарингского дома, других королевских противников или сторонников. Тайные, секретные методы среди политиков тех времен были чрезвычайно распространены. Испанскому королю Филиппу II его наместником Александром Фарнезе и другими шпионами доносилось все, что творилось во Франции, депешами, составленными специальным шифром. Французский король Генрих IV узнавал обо всем, получая расшифровки текстов от блестящего математика того времени Франсуа Виета. Другой испанский шифр был раскрыт в Риме, усердно шпионившем за правителями союзной Испании. Естественно, что осознавший всю опасность занятий оккультными науками врач-философ Мишель Нострадамус всячески скрывал это от окружающих. Существует легенда о том, что он выучил наизусть многие древние арабские книги и манускрипты и потом уничтожил их, чтобы при возможном доносе у него не нашли преступных улик. Но завеса скрытости и тайны, которой Нострадамус постарался окружить свою деятельность, не смогла помешать славе ученого. И король Франции Генрих II, и жестокосердная королева-мать Екатерина Медичи, и гонимый, осмеянный и бесправный Генрих Наваррский, будущий Генрих IV, искали встреч с провинциальным врачом, а толпы простых людей Прованса знали о «чудесном» излечении им многих и многих от чумы, пронесшейся по городам и поселкам вдоль реки Гароны. С 1530 года Нострадамус практиковал врачевание в Ажане, но одновременно с медицинои он уделяет много времени диспутам с крупнейшим гуманистом того времени Юлиусом Цезарем Скали-гером. Астрологические свитки, хранившиеся в семье, опыт врача-фармацевта, размышления о плачевном состоянии общества, в котором нет ничего случайного, подтолкнули молодого исследователя к серьезному изучению древних наук. Это стало особенно возможным после потери им первой жены и двоих детей, погибших от неизвестной болезни. Одиночество испытывает человеческие души и открывает глубины знаний умеющим мыслить.

Раздумья о смерти и о причинах человеческой жестокости по отношению к себе подобным заставляли Нострадамуса искать ответы на собственные сомнения и вопросы в тех редких восточных трудах, которые содержали опыт десятков предшествующих поколений. Ученый собственноручно переводит с греческого языка «Книгу мертвых» египтян и, конечно, изучает сопровождающие ее толкования. А рядом с этим фундаментальным творением стояли труды египетских мыслителей и жрецов, содержащих отголоски сочинений Гермеса Трижды Великого, мимо которых не мог пройти исследователь. «Изумрудная скрижаль», ставшая основой многих алхимических изысканий, и египетские толкования Великого Абсолюта — Бога, иудейские толкования скрижалей Яхве и заветы, оставленные христианскими, библейскими пророками — все помогало Нострадамусу в поисках ответов на мучившие его вопросы.

Хронисты, оставившие нам очень немногие сведения о личной жизни Мишеля Нострадамуса, останавливаются на одном эпизоде. После смерти семьи и окончания чумной эпидемии врач и исследователь на целых семь лет исчезает из поля зрения провинциального общества. Им были оборваны все человеческие связи, и одиночество, погружение в самого себя стало уделом скитальца до 1545 года. А между тем известно, что первые предсказания — катрены — были исполнены им в 1540-е годы...
О том, что перед обществом появился совершенно другой, внутренне подготовленный к избранной дороге человек, нашедший возможность выразить волновавшее его, свидетельствует необычная интенсивность творческого труда, откровений ученого. Катрены и центурии рождаются десятками, касаясь жизни и деятельности как современников предсказателя, так и событий, уходящих далеко за пределы обозримого будущего. Они облекаются в мифологическую зашифрованную форму, но, бесспорно, таят совершенно определенные сведения о событиях, выявленных интуицией и непонятным методом наблюдения Нострадамуса за действительностью и происходящим где-то в иных мирах. Сельский, провинциальный врач приобрел таинственную силу, позволявшую ему пронзать время и пространство, проникать п сферы бесконечно далекие от его действительности, оказываться в уголках земли, отдаленных от юга Франции на гигантские расстояния. О том, что этот дар неожиданно проявил себя, а видимые предсказателем события имели четкие, реальные очертания, свидетельствует отмеченный хронистами случай. Высокопоставленный чиновник, пригласивший Нострадамуса в гости, решил выставить его перед собравшимся обществом в нелепом виде. Он придумал вопрос, на первый взгляд не содержащий какой-либо каверзы, и спросил гостя: какая участь ожидает двух поросят — черного и белого, бегавших по двору усадьбы? Ученый гость ответил вполне определенно, что черный пойдет на совместное угощение, а белого сожрет волк. Хозяин, продолжая каверзу, задуманную для посрамления пришедшего, приказал повару зажарить к столу белого поросенка. А между тем во время кухонного священнодейства повар отлучился в кладовую и вбежавший без него в помещение волчонок, прирученный дворней, объел приготовленный обед. Повар вынужден был срочно заколоть черного поросенка, которым и закусывали участники коллективного пиршества. Хозяин попытался уличить Нострадамуса в ошибке, но тот продолжал настаивать на своем. Призванный к гостям повар вынужден был во всем честно признаться-Изданные в 1555 году первые катрены были посвящены сыну новой супруги врача Цезарю и сразу же сделали имя Нострадамуса широко известным. Одних они раздражали и злили, других возмущали, третьих, а среди них были и известные представители королевского дома, заставляли бояться. Король Франции Генрих II приглашает предсказателя в Париж, и 15 августа 1556 года он предстает перед двором. Екатерина Медичи, бывшая хорошо информированной в белой и черной магии, справившись о судьбах короля и членов семьи, узнает о смерти членов династии одного за другим. Сказанное в катренах было настолько определенным, что лишало властную женщину всяких колебаний. Она, безусловно, продумывала способы устранения столь опасного для королевской семьи провидца. Но естественный ход событий опередил ее намерения. В том, что высказанное провинциалом из Прованса — бесспорная реальность, убеждаются слишком многие на турнире рыцарей 1 июля 1559 года. В полном соответствии с предсказанием противник Генриха II попадает ему копьем в щель шлема и поражает в глаз. Трон Франции занимает Франциск II, а затем Карл IX и Генрих III. По всей стране распространяется мрачная слава о Нострадамусе-предсказателе...

Полезные ссылки: Шеф-повару доработки сайтов

Читайте также:

Категории