Борджиа XX века. Часть 1

Главная » Истории » Борджиа XX века » Борджиа XX века. Часть 1

Эта удивительная история началась в середине XIX столетия, когда религия и наука одинаково далеко отступили от обычного образованного человека, лишенного фанатической преданности христианству и страсти к познанию, мало что обещавших практически. Интерес к оккультизму и магии не просто возрос, но приобрел болезненный характер. О магии говорили, магией грозили, ее боялись и к ней тянулись. Имена Элифаса Леви, Мак Грегора Матерса или Алистера Кроули знали в салонах высшего общества и спиритических собраниях, в тайных ложах и среди политиков. Их обвиняли и ими восхищались, труды их изучали и передавали из уст в уста, потому что основы учений было опасно записывать. Именно тогда и произошел случай, убедивший многих в действенности практической магии.

Все древние трактаты по магии, без исключения, упоминают фигуру самого могущественного из адептов — Аполлония Тианского, сравнивая его и с фигурой Иисуса Христа, и с могущественными богами языческого пантеона. Элифас Леви —большой знаток истории магии, ее методов и приемов встретил однажды таинственную женщину, которая упросила, уговорила, убедила его использовать весь арсенал для проведения сеанса некромантии по вызову духа Аполлония, который смог бы ответить на самые загадочные и необходимые в изуве-рившемся обществе вопросы.

«В течение двадцати одного дня он готовился — постился и вел воздержанный образ жизни (Я и 7 являются мощными магическими числами, а 21 = Я х 7. — Ю. Г.). Церемония осуществлялась Леви без свидетелей в помещении с четырьмя вогнутыми зеркалами и алтарем, покоившимся на свежесодранной шкуре белого ягненка. На белой мраморной поверхности стола была изображена пентаграмма, а сам алтарь был обведен магическим кругом — цепочкой из намагниченного железа, — служившим барьером против злых сил. На алтаре стояла маленькая медная жаровня, на которой тлела древесина ольхи и лавра. И еще одна жаровня стояла рядом на треножнике. Леви был облачен в белую мантию — преобладание белого цвета должно было указать на чистоту его намерений и вызвать благотворные влияния, — а на голове его покоился венец из листьев вербены, переплетенных золотой цепочкой. Традиционно считалось, что вербена обладает способностью отгонять демонов. В руке он держал новый меч.
Леви зажег огонь во всех жаровнях, чтобы дух мог использовать дым для создания видимого тела, и начал распевать длинные таинственные песнопения, вызывая духа из мира теней... Хором демоны славят Господа; они утрачивают свою злобу и ярость... Кербер открывает свою тройную пасть, и огонь воссылает свою хвалу Богу тремя языками пламени... Душа нисходит на могилы, и зажигаются магические лампады... Сначала Леви пел это тихо, но по мере исполнения сила звука все нарастала и нарастала. Дым поднимался и окутывал алтарь. Потом земля будто заколебалась у Леви под ногами, и сердце его учащенно забилось. Он подбросил ветвей в огонь, пламя взметнулось вверх, и перед алтарем возникла фигура человека, которая вскоре растаяла и исчезла.

Леви повторил песнопение с самого начала. В зеркале за алтарем что-то засветилось, и он увидел, что к нему снова приближается эта фигура. Леви закрыл глаза и трижды произнес заклинание, веля духу явиться. Когда он снова посмотрел перед собой, то увидел человека, с ног до головы облаченного во что-то вроде савана, скорее серого, чем белого цвета; он был худым и печальным, без бороды.

Леви испугался. Неестественный холод охватил его, а когда он попытался заговорить, то почувствовал, что с трудом произносит слова. Для защиты он положил одну руку на пентаграмму, а другую направил с мечом на видение, внутренне приказывая ему подчиниться. Фигура начала расплываться и исчезла. Он приказал ей вернуться. Что-то прикоснулось к руке, в которой Леви сжимал меч, и она занемела до локтя. Он опустил меч. Тут же перед ним снова возникла фигура, но маг почувствовал страшную слабость и, судя по всему, потерял сознание.

В течение нескольких последующих дней рука продолжала болеть, медленно восстанавливая чувствительность. Фигура ничего не произнесла, но на те два вопроса, которые Леви намеревался ей задать, он как бы получил внутренние ответы. Ответы эти были — „смерть" и „мертвый". Он не поверил, что увиденная им фигура была духом Аполлония, и говорил, что состояние, в котором готовилась и проходила церемония, очень напоминало состояние „опьяненного воображения", что могло повлечь за собой галлюцинации, но в то же время Леви был убежден, что видел и прикасался к чему-то реальному. „Я не объясняю физические законы, по которым я видел и осязал; я утверждаю лишь — то, что я видел и к чему прикасался, я видел отчетливо и ясно, вне всяких фантазий, и этого достаточно, чтобы подтвердить истинную действенность магических церемоний...»
Родившийся в год смерти Элифаса Леви, Алистер Кроули не только воспринял от своего известного предшественника знания и практику магии, но объявил себя реинкарнацией французского мага и одним из первых перевел на английский язык увлекательные истории об оккультизме, написанные на французской земле. Поэт, художник, альпинист, путешественник, шахматист, рассказчик, — Алистер Кроули был, кроме того, наркоманом, авантюристом, интриганом и черным магом. Он объявил себя не только реинкарнацией Элифаса Леви, но и воплощением Калиостро, и папой Александром VI из рода отравителей Борджиа.

Рожденный в семье английских сектантов и рано увлекшийся отклонениями от ортодоксальной религии, Кроули прошел через самые разные обряды оккультных и магических обществ, жонглируя на грани фанатической веры и атеизма, как это происходило и с его предшественником Калиостро. Многое поняв и усвоив в законах древней магии, Кроули пришел к выводу, что развитое общество начала XX столетия обязано изменить, усовершенствовать традиционные обряды, используя их как
для добра, так и для сотворения зла. Удивительное честолюбие и самомнение талантливого мага не только выдвинули его в среде тайных учителей, но и определили ему очень самостоятельное место — «мастера темных сил». Маг, не разделявший черное и белое и накопивший совершенно новый опыт воздействия на природу и человеческую психику, стал владельцем душ самых ожесточенных, самых агрессивных, самых демонических правителей столетия — Гитлера, Гесса, Геринга и многих других. Он украл технику магии у своих учителей, соединил вместе каббалу и язычество сексуальных ритуалов, дал возможность утвердиться «сатанизму» как направлению, активно противопоставившему себе христианству.

Среди многочисленных оккультных обществ второй половины XIX столетия в Англии отличался «Орден Золотой Зари», насчитывавший до сотни членов и отделения в Лондоне и Париже, Эдинбурге и Бредфорде. Среди заметных фигур общества оказались У. В. Йетс, Алжер-нон Блеквуд, Артур Махен, Аллен Беннет, более всего поразивший молодого Кроули, попавшего в эту среду при изучении магических искусств. Поводом отречения Беннета от христианства стало знание им метода воспроизводства человеком самого себя. В своих дневниках Кроули даже записал по этому поводу высказывание соратника по обществу: «Неужели Всемогущий Господь, которому нас учили поклоняться, изобрел столь отвратительный и низкий способ продления рода? Тогда, верно, этот Господь есть сам Дьявол, наслаждающийся мерзостью».

«Орден Золотой Зари» обладал редчайшей рукописью, содержащей зашифрованные сведения по каббале и магии. Раритет был случайно обнаружен в 1884 году и тщательно изучался специалистами по магии Винни Весткотом и доктором Вудманом, не был прочитан лишь Самуэлем Лид-деллом Матерсом, применившим для этого талант ясновидения. Сочетание методов каббалы и таро в этой рукописи позволило участникам овладеть еще несколькими приемами магической деятельности и пригласить к себе в руководство обществом того самого Матерса.

Общество развило бурную деятельность по исследованию «разумных сил, таящихся в природе, строения человека и его взаимоотношений с Богом». Именно развитие человеческой души и сил природы, Вселенной, планет, Высшего «Я», названного Богом, стали объектами постоянного изучения членами общества, в которое вступил молодой Алистер Кроули. Магическое мышление, которое, казалось, навсегда осталось в истории средневековья, приобрело в лице «рыцарей» ордена активных поклонников, сумевших распространить свои знания среди самых различных слоев общества. Маги ставили своей целью подчинение Вселенной и всего сущего в ней, осознавая, что все в мироздании имеет свое место и назначение — добро и зло, жестокость и милосердие, красота и безобразие. И магическая формула Корнелиуса Агриппы из XVI века вполне подходила к веку XIX: «Тот, кто сроднился с элементами, Покорил природу, взошел выше небес, возвысился над ангелами и достиг самого праобраза, с коим и становится коллегой, может делать все». Именно в магии Вселенная рассматривалась как человеческий организм, только огромных масштабов. Человек представлялся магами как крохотный слепок Вселенной — «игрушечная копия Бога», а это значило, что если внешние силы могут воздействовать на личность, то и личность, зная законы, правила, магические формулы может воздействовать на Вселенную и на других людей. Воображение мага было, по существу, его оружием, а знание законов, формул, взаимосвязей всего сущего с древних времен до самого XIX столетия позволяло осуществлять магические превращения. Для этого в арсенал мага входили жесты, танцы, напитки, наркотики, секс, песнопения, магические символы, рисунки-пентаграммы, ритуалы жертвоприношения — все то, что
способно было вызвать чувства гнева и ярости, принести боль и разрушение. Многие ритуалы и в XIX веке были посвящены очищению человека, желающего предпринять превращение. Они включали в себя в качестве обязательных процедур ряд магических действий. И если сжигание смеси лавровых листьев, камфоры, соли, серы, канифоли должно было подготовить место для предстоящего ритуала, то отказ от пищи, питья, женщин предназначался для ослабления тела мага, чтобы сообщить необычайные силы его сознанию.

«Церемония должна проводиться в уединенном месте, где никто не сможет помешать. Еще лучше, если место овеяно атмосферой тайны, романтики и опасности. Церемония может проводиться в развалинах замка, церкви или монастыря, на кладбище, в лесу или пустыне, на перекрестке трех дорог, который является священным для Гекаты, богини колдовства. Церемонии можно проводить и дома, но комната, где они будут осуществляться, должна быть завешана и задрапирована черным, а все окна и двери должны быть заперты».

Полезные ссылки: Чемодан

Читайте также:

Категории